Андреас Умланд: тотальная украинизация - это несправедливо
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос

Loading...



Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 


 
 

Андреас Умланд: тотальная украинизация - это несправедливо

2-02-2017, 10:55 | Социум
Суржик

С некоторым запозданием я выучил украинский достаточно для того, чтобы использовать его в бытовом общении (но еще не настолько глубоко, чтобы применять его в профессиональной коммуникации). Я использую украинский язык при любой возможности.

Но подозреваю, что для меня это куда проще, чем для многих украинских граждан, выросших русскоязычными. Когда я делаю ошибку в произношении, грамматике или идиомах, на это или вообще не обращают внимания, или, если и заметят, то исключительно дружелюбно. Украинцы все равно восхищены тем, что иностранец хоть как-то говорит по-украински, терпеливо поправят меня и в шуточной манере объяснят ошибку.

В другой ситуации находятся русскоговорящие украинцы, лишенные природного таланта быстро учить языки – ценная способность, которой одни люди обладают в большей степени, а другие (иногда даже высокообразованные ученые) – в меньшей. Фонетические, грамматические и стилистические ошибки в украинской речи гражданина Украины вызывают – насколько я наблюдаю – намного меньше сочувствия у украиноязычных украинцев. В определенных ситуациях, такие языковые ошибки могут стать источником скрытого позора или даже глубокого стыда для одной или обеих сторон – то есть и для человека, совершившего ошибку, и для того украиноязычного, кто с ним разговаривал и заметил ошибку.

Более того, многие с детства русскоязычные украинцы, полагаю, иногда не столько боятся ошибиться, говоря по-украински, как опасаются смешно ошибиться – и самому не заметить этого. Хорошо владеть языком – а не просто уметь как-то говорить – один из ключевых социальных навыков, определяющих позицию человека в разных коммуникационных ситуациях, отношениях и сообществах.

Поскольку я – как иностранец – не являюсь полноценным членом украинского общества, мои языковые навыки не играют значительной социальной роли. Моё положение и признание в Украине заранее определено фактом, что я гражданин другой страны, для которого украинский язык по определению не является основным (а мой четвертый язык). Но для украинского гражданина может быть очень неприятно не уметь умело говорить по-украински, произносить украинские слова неверно, и постоянно бояться сказать что-то не так.

Иногда, конечно, эта проблема может не играть существенной роли – в особенности в регионах, где говорят на суржике, и где лингвистические правила и так являются гибкими. Но, к примеру, в Киеве доминирующие стандарты высокой культуры могут привести к такому ощущению, что ты должен либо идеально знать украинский язык, либо его вообще не использовать. На самом деле, способность выражаться на хорошо сформулированном и правильном русском может в некоторых ситуациях быть более полезной для социальной самоидентификации и позиционирования, чем говорить на корявом украинском.

Для сравнения с моей родиной, для юго-восточных немцев из Саксонии и Тюрингии их сильный акцент иногда становится статусной проблемой в других регионах Германии, где саксонский и тюрингский диалекты считаются примитивными, провинциальными или даже признаком «низшего класса». И все же это только различия в рамках одного языка.

В Украине же существуют два очень богатых и сложных разных языка – каждый со своей поэзией, прозой, мелодичностью, культурными традициями, исторической основой, региональными различиями и разнообразными диалектами. Некоторым людям хватает способностей и энергии на то, чтобы овладеть обоими. Но другие будут в состоянии полностью постичь только один из них. Эти вопросы слишком сложны в социальном и психологическом плане, чтобы их легкомысленно политизировать.

Наконец, полностью принять аргументы в пользу жесткой украинизации, видимо, имеют право только те украиноязычные граждане, которые выучили украинский не в детстве, а позже, приложив для этого определенные усилия. Украинцы, которые без особого труда выучили украинский в детстве и не выучили ни одного другого языка уже в зрелом возрасте, настаивая на жесткой украинизации, сталкиваются с этической проблемой: как можно требовать от других того, чего ты сам не добился, возможно, никогда не пытался добиться или даже не в состоянии добиться?

Людей, требующих полной и быстрой украинизации, для которых украинский язык – родной, всегда можно заподозрить в попытке протолкнуть эгоистическую повестку дня, в которой их языковые навыки поставят их в более выгодную социальную позицию по сравнению с теми, для кого украинский не является родным. Часто, возможно, дело может быть вовсе и не в этом. Но такие подозрения тем не менее могут возникнуть у некоторых русскоговорящих.

Бурные эмоции, которые вызывает языковой вопрос, связаны с этим вызовом: само по себе справедливое патриотическое требование полной и быстрой украинизации задевает очень личные вопросы социальной позиции, интеграции, конкуренции и ассимиляции русскоговорящих. Проблема усугубляется тем, что в таком требовании можно увидеть личное и совсем непатриотичное стремление украиноязычных реализовать свои скрытые или даже неосознанные социальные интересы. Всегда останется непреодолимое подозрение, что украинизация продвигается не только и не столько в пользу общего отечества, но в пользу тех, для кого родным языком является украинский – и которые, по сравнению с русскоговорящими, выиграют от полной унификации языковой сферы.

Андреас Умланд, НВ




Другие новости по теме:
Мовный срач вместо экономики: очередная уловка украинских властей Мовный срач вместо экономики: очередная уловка украинских властей
Дубляж и языковые предубеждения Дубляж и языковые предубеждения
Азаров отстает в развитии? Азаров отстает в развитии?
 
| |
 
 



Новости







Free counters!