Коалиция, сэр! » Медиавектор. Независимое информационное издание
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос

Loading...



Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 


 
 

Коалиция, сэр!

13-12-2008, 21:44 | Политика
Коалиция, сэр!«— А давайте его поймаем, и все кончится!
— Не кончится…»


Конечно, разговор сэра Баскервиля и доктора Ватсона был не об избрании Владимира Литвина председателем Верховной Рады и урегулировании политического кризиса в украинских верхах, но похож сильно. Если на прошлой неделе банковала Партия регионов, то на этой — Юлия Тимошенко. Если на прошлой неделе Виктор Ющенко был практически выведен из игры, то на этой он в нее азартно вступил. Если на прошлой неделе ничего не зависело от «НУ—НС», то сегодня многое зависит от того, кто удержит за собой 37 голосов в условно-президентской фракции. На следующей неделе узор может поменяться еще раз. Бело-голубые, бело-красные, оранжевые, желтые и алые кристаллики, как доказала практика, могут складываться в парламентском калейдоскопе в любых сочетаниях и конфигурациях. Это такое специальное зрелище, хлеб заменяющее.

В предыдущей серии

В минувшее воскресенье на 12 часов была назначена встреча лидеров БЮТ и ПР, в ходе которой должны были быть устранены несколько оставшихся разногласий в подготовленных документах и принято на уровне кормчих окончательное решение о создании коалиции. Неожиданно Виктор Федорович попросил перенести встречу на вечер, а лучше — на понедельник. Как сообщают источники в Партии регионов, лидера остановила беседа с Дмитрием Фирташем, контролирующим депутатскую ячейку «РосУкрЭнерго» в ПР. Этот самый бизнесмен, сославшись на беседу с президентом, сообщил, что глава государства перед лицом угрозы объединения БЮТ и ПР практически созрел к премьерству Виктора Януковича. Было решено затянуть время в переговорах с БЮТ и дать возможность «клиенту» дозреть окончательно. С этой целью вечером 7 декабря Партия регионов передала бютовской стороне список двенадцати дополнительных требований. БЮТ был вынужден взять время на раздумья, причем не только над неожиданно свалившимися дополнительными требованиями, а и над маневром лидера регионалов. Виктор Янукович хотел потянуть время — Тимошенко поняла для чего. И перешла в атаку. Вялотекущий процесс сбора подписей за создание «коалиции трех» был форсирован. Под шапкой «Подписной лист в поддержку решения депутатской фракции Блока «Наша Украина — Народная Самооборона» о создании коалиции депутатских фракций в Верховной Раде Украины в составе фракций Блока «Наша Украина — Народная Самооборона», Блока Юлии Тимошенко и Блока Литвина», на этот раз без непосредственного участия премьера, а главным образом благодаря накопившемуся раздражению, страху остаться в стороне и оргусилиям Николая Мартыненко и Игоря Палицы, было собрано 37 подписей народных депутатов «НУ—НС» из 72 возможных. В отсутствие президента было проведено заседание фракции, на котором 55 депутатов проголосовали, как утверждает Вячеслав Кириленко, за «начало переговоров о создании «коалиции трех». А там вернется барин… Однако в тот же день было решено не откладывать в долгий ящик дело избрания спикера. Почему блицкриг устраивал Литвина, объяснять не нужно. Фракция БЮТ и ее лидер пошли на этот шаг: во-первых, ввиду поливариантности позиции Виктора Януковича; во-вторых, по причине активного нежелания большинства тимошенковской фракции участвовать в предусмотренных возможной коалицией с ПР конституционных изменениях. Сорок депутатов «НУ—НС» посчитали, что оттягивать решение и приступать к консультациям с президентом означает невозможность его осуществления. Кроме того, это был шанс для «Нашей Украины» остаться в игре, сохранить большинство портфелей в правительстве, а не наблюдать со стороны за антикризисными боями и возможными выгодами коалиции БЮТ и «Регионов».
Коалиция, сэр!

Вместе с тем известно, что в голосовании приняли участие всего 214 депутатов от потенциальной «коалиции трех». Недостающие голоса добавили коммунисты, которые якобы рассчитывают на два министерских кресла и три стула замов в будущем правительстве. Три голоса добавили регионалы. Вследствие этих факторов в Верховной Раде впервые был избран спикер без вмешательства со стороны президента.

Заняв свое место в президиуме ВР, Владимир Литвин сообщил о создании в Верховной Раде коали­ции трех фракций. На тот момент оформление союза серьезно хромало де-юре и отставало от количественного минимума де-факто. Одна­ко спикер, следуя выработанным договоренностям, надо полагать, сделал подобное заявление, дабы упредить ответный шаг разгневанного президента — подписание им указа о разгоне парламента.

Вероятное и очевидное

Так есть коалиция, или нет? А если нет, то будет ли? Для того чтобы ответить на эти вопросы предельно точно и максимально беспристрастно, придется пояснить не только смысл этого понятия, но и природу этого явления. «ЗН» делало сие неоднократно, но, судя по всему, настало время обобщить сказанное ранее.

Во всем мире коалиции существуют прежде всего как механизм формирования правительства. Именно это является главной, а порой и единственной целью их создания. В перечень дополнительных задач, возлагаемых на коалиции, входят также:

— установление эффективного взаимодействия между парламентом и правительством;

— упрощение процесса подготовки законодательных актов;

— формирование механизма согласования политических позиций.

Коалиции всегда являются добровольными союзами. Поэтому формализация их существования и регламентация их деятельности считается бесполезной, используется крайне редко и носит весьма условный характер.

Отечественная «коалиционность» стоит особняком. Тому есть две причины. Первая: политическая реформа 2004 года (конституи­ровавшая понятие «коалиция») предполагала парламентаризм, опирающийся на жесткий, или, как выражаются некоторые правоведы, «абсолютный» императивный мандат. Его введение обозначено в тексте Конституции, но механизм «закабаления» депутатов узаконен не был, так как принять необходимый нормативный акт народные избранники так и не удосужились.

Вторая причина: изменения в Основной Закон принимались в условиях жесткого противостояния сторонников и противников сильной президентской власти. Потому ценой за расширение полномочий Верховной Рады и Кабинета министров стало удлинение списка причин, по которым глава государства вправе досрочно прекратить полномочия ВР.

Именно поэтому коалиции уделено в Конституции больше места, чем она заслуживает. Более того, карой за ее несоздание являются досрочные выборы высшего законодательного органа, что с точки зрения классического парламентаризма выглядит, по меньшей мере странно.

Появление этих новшеств в тексте Конституции породило ряд правовых нестыковок, поскольку они не вполне согласовывались с целым рядом других положений. А отсутствие важных законов, в частности закона о регламенте и закона об императивном мандате, сделали некоторые нормы двусмысленными. Это, в свою очередь, вызвало к жизни массу вольных трактовок Основного Закона.

Сразу опровергнем три популяр­ных слуха. И расставим все на места. Первое. Коалиция не имеет никакого отношения к процессу избрания спикера. Пред­седателя Верховной Рады избирает депутатский корпус, независимо от того, оформилось большинство или нет. Второе. Появле­ние новой коалиции не влечет за собой снятие премьера и/или отставку Кабинета. Ставить этот вопрос в повестку дня или нет — личное дело коалиции. Она обязана (здесь и далее выделено автором. — Прим. ред.) это делать только после выборов, поскольку к тому моменту пра­вительство и его глава лишь исполняют свои обязанности. Третье. Отсутствие коалиции не означает неправомочности Верховной Рады. Парламент недееспособен только в том случае, если «личный состав» ВР насчитывает менее 300 депутатов. Если большинство не формали­зовалось, высший законотворческий орган может быть досрочно отправлен на покой главой государст­ва. Но речь идет не об обязанности, а лишь о праве последнего.

Что такое коалиция? Четкое определение этого понятия в Конс­титуции отсутствует, на что обращал внимание Конститу­ционный суд в своем решении от 17 сентября сего года. В Основном Законе страны сказано лишь, что в Верхов­ной Раде Украины, по результатам выборов и на основе согласования политических позиций, формируется коалиция депутатских фракций, в состав которой входит большинство народных депутатов от конституционного состава Верхов­ной Рады». То есть 226. Обращаем ваше внимание на выделенное слово: 226 нардепов должно входить в состав именно коалиции, а не фракций, ее составляющих. Ибо в противном случае законодатель употребил бы слово «которых».

Однако значительная часть политиков в разное время отказывалась признавать очевидное. Утверж­дая, что 226 — лишь сумма депутатов, входящих в коалиционные фракции. А кто из них лично согласился входить в формализованное большинство, кто нет — значения не имеет.

Важная деталь, о которой регулярно забывают. Как известно, постреформенная Конституция запрещает депутату, избранному по списку конкретной политической силы, не входить в соответствующую фракцию или выходить из нее. Нарушитель карается лишением мандата. Но в изначальном тексте конституционных изменений содержалась еще одна репрессивная норма — фракции наделялись правом исключать депутатов из своих рядов, что также влекло за собой потерю статуса. После долгих споров норму изъяли. Но. Букву стерли — дух остался.

Таким образом, когда прописывались условия создания коалиции, предполагалось, что депутат не может не войти в нее, если его фракция приняла такое решение. А получилось, что может.

Ясность в вопрос о том, где именно «искать» 226 голосов, должен был внести Конституционный суд в упомянутом нами решении от 17 сентября. Отметив эксклюзивное право фракций формировать депутатское большинство, он разъяснил: «Коалиция депутатских фракций формируется согласно результатам депутатских выборов, на основе согласования политических позиций депутатских фракций, из большинства народных депутатов Украины от конституционного состава Верховной Рады». Все, казалось бы, предельно понятно, никаких тебе «которой», «которых» или «которое». Но приведенная цитата содержится в мотивировочной части решения. А в резолютивной (т.е. более значимой) фигурирует совсем иное пояснение. Итак, коалиция — это «объединение нескольких депутатских фракций, количество народных депутатов в которых составляет большинство от конституционного состава Верховной Рады». Выражаясь проще, КС противоречит сам себе. А его толкование несколько противоречит Конституции. Но узаконенная двусмысленность дала козырь в руки тем, кто считает, что коалиция БЮТ— «НУ—НС»—БЛ — уже существует.

Поясним. Конституция не содержит принципов формирования, функционирования и прекращения деятельности коалиции. Все это описано в парламентском регламенте. В соответствии с ним, чтобы коалиция появилась, необходимо:

— заявление спикера о ее создании;

— коалиционное соглашение, подписанное лидерами фракций либо их заместителями, уполномоченными фракцией;

— списки членов депутатских фракций, сформировавших коалицию, с личными подписями депутатов.

Соответствующее заявление Владимир Литвин, как мы уже упомянули, сделал. Текст соглашения также существует. Теперь о подписях. Наличие 37 автографов за создание коалиции в «формате трех» дает части «НУ—НС» право:

а) обязать поставить визу под коалиционным соглашением либо Бориса Тарасюка, либо Тараса Стецькива, устранив упирающегося Вячеслава Кириленко (еще два заместителя — Зварич и Князевич едва ли сделают это);

б) выдать эти списки за те самые подписи, которые требуются по регламенту.

Что получается? Есть соглашение трех фракций, в которые входят более 226 депутатов. Есть подписи — уполномоченных от фракций и самих депутатов.

Все нормально? Не совсем.

Во-первых, если уж создатели большинства «пошли по регламенту», то они не выполнили еще одно содержащееся в нем требование — «в состав коалиции входит большинство народных депутатов от конституционного состава Верхов­ной Рады». 156 (БЮТ)+ 20 (Блок Литвина) +37 («подписанты») = 213. Это никак не большинство.

Во-вторых, часть депутатов из «НУ—НС» после телефонного общения с президентом 11 и 12 декаб­ря, по нашим сведениям, выразили готовность отозвать свои подпи­си. Что может поставить под сомнение легитимность фракционного решения о создания коалиции.

А при чем тут регламент, может возразить читатель. Есть норма Конституции, есть решение КС, которое ее поясняет. Из него следует, что 226 должно быть не в коалиции, а во фракциях, ее формирующих. Регламент не может противоречить Конституции.

Справедливо. Скажем больше — депутатский регламент дважды признавался неконституционным, поскольку и Конституция, и Конс­титуционный суд требует, чтобы он принимался в форме закона. Последний раз это случилось 17 сен­тября. КС запретил депутатский устав — парламент его реанимировал. Не в форме закона. Нынешний регламент считается действующим, но — до первого обращения в КС, который со стопроцентной вероятностью снова объявит этот документ вне закона.

Тогда непонятно, зачем понадобился весь этот спектакль? Зачем они тогда носятся с этими списками? В Конституции нет ни слова ни о заявлении спикера, ни о коалиционном соглашении, ни о подписях. Там написано просто — «формируется коалиция», и все. Во многих странах, кстати, для того, чтобы считать коалицию созданной, достаточно устных заявлений лидеров политических сил. В «Урядовому кур’єрі» там никто ничего не печатает, подписываться кровью никто не требует.

Одним словом, у сторонников коалиции — проблемы. Сформиро­вать парламентское большинство, опираясь только на Конституцию, не получается — там не прописана процедура. Игнорировать регламент нельзя, он антиконституционен по сути, но пока не отменен. Полностью исполнить требования регламента невозможно —- 226 манда­тов у сторонников «союза трех» нет, и, судя по всему, уже не наберется.

Что остается, кроме уверенности в собственной правоте? Надежда на суды. Представители БЮТ и «прокоалиционные» депутаты из«НУ—НС» убеждены, что любой суд признает такую коалицию законной. На чем зиждется такая уверенность, можно догадаться. Вот только любой ли? Насчет Конституционного есть очень большие сомнения.

Парламент, повторимся, вполне может существовать и без коалиции, особенно при наличии действующих, законно избранных премьера и спикера. Но в этом случае он в любой момент может нарваться на президентский указ. Который, впрочем, может быть проигнорирован так же, как и предыдущий.

Отчаяние и чаяния

По-хорошему коалиции, конечно же, нужны голоса пропрезидентской части «НУ—НС». И в какой-то момент инициаторам создания межфракционного альянса, альтернативного коалиции БЮТ и ПР, а также ПР и «НУ—НС», показалось, что многие депутаты, не поставившие автографы, готовы присоединиться к новосозданной коалиции. Во-первых, часть из них боялась союза Тимошенко и Януковича, который поразил бы в правах не только оранжевых депутатов, но и самого президента, терявшего возможность влиять на ситуацию и даже пользоваться правом вето. Во-вторых, коалиция трех виделась выходом для тех, кто не любил Тимошенко, но не представлял себя в союзе с Януковичем.

Однако, если процесс и пошел, то в обратном направлении. Два фактора сыграли свою роль. Во-первых, обращаясь к украинскому народу, Юлия Тимошенко сделала эмоционально объяснимый, но рационально несвоевременный, жесткий выпад в адрес Ющенко, что тут же натянуло цепи формально неприсоединившихся к коалиции членов «НУ—НС». Во-вторых, вернувшись в Украину, президент предпринял попытку остановить утверждение «союза трех». Вначале он потребовал внести в коалиционное соглашение, казалось бы, неприемлемые для идеологически аморфных Литвина и Тимошенко жесткие пункты о евроинтеграции, НАТО, рынке земли, УПА, Голодо­море, Черноморском флоте и т. д. Но когда практически четыре страницы правок, принесенных Вячесла­вом Кириленко и Романом Зваричем, были внедрены в текст коалиционного соглашения (активный протест Литвина вызвал пункт о земельном рынке, который, кстати, является одним из требований выдавшего кредит МВФ, а вопрос о НАТО был принят в смягченной форме), президент прибег к беспрецедентной атаке. Он стал лично обзванивать всех подписантов, дублируя, закрепляя и зондируя результат собственных переговоров последующим звонком секретаря СНБОУ Раисы Богатыревой. Не думаем, что президент получил большое удовольствие, переступая через себя и общаясь с каждым из бывших соратников. Почему коалиция трех фракций так испугала его? Убедительного ответа на этот вопрос мы так и не нашли.

По данным «ЗН», вмешательст­во президента в парламентские процессы дало результат. Источники утверждают, что якобы заколебались Юрий Костенко и Владислав Каськив. Убедиться в этом не удалось, поскольку утреннее заседание фракции «НУ—НС» превратилось в балаган и взаимные обвинения. Вячеслав Кириленко с облегчением перенес заседание на 14.00 пятницы, возможно, в надежде, что не будет кворума. Но кворум пришел в числе 38 депутатов и примкнувшему к ним и Виктору Ющенко одновременно представителя президента в парламенте. Присутствующим было дано понять, что Виктор Ющенко будет готов встретиться на будущей неделе со всей фракцией и сформировать коалицию, в основе учредительного соглашения которой будут не «пустые фразы», а конкретные цели, а неотъемлемой частью будет отсутствующий нынче и согласованный с президентом список распределения должностей. Впрочем, сторонники коалиции прекрасно понимают, что это лишь возможность похоронить стартовавший процесс стабилизации парламента.

Итак, Тимошенко, Литвин и лидеры свободной от президента части «НУ—НС» считают, что коалиция создана, и убеждены в своей способности защитить ее легитимность в любом суде. Виктор Ющен­ко весьма обеспокоен собранными подписями и все же не теряет надежду вернуть себе контроль над 37 депутатами — большинством фракции «НУ—НС». Президент не озвучивает свое альтернативное предложение. При этом он убеждал всех своих телефонных собеседников, что не считает досрочные выборы альтернативным выходом, хотя бы потому, что необходимо принять бюджет на 2009 г. При этом он отмечал, что не приемлет как выход создание коалиции БЮТ и Партии регионов. К объединению фракции «НУ—НС» и политсилы Януковича Виктор Ющенко открыто не призывал. Президент предлагает советоваться и принимать «какое-то другое решение». Возможно, у президента остались рычаги, которыми он сможет создать во фракции «НУ—НС» «антитройственное» большинство. Но изыскать 37 голосов для принятия решения о создании коалиции «НУ—НС» с фракцией «Регионов» президенту в данной ситуации вряд ли удастся.

А что же Партия регионов? Взяв суточный перерыв на обретение дара речи, Виктор Янукович пообещал премьеру, что в случае ненаведения порядка в стране он поднимет народ ровно через сто дней. Середина марта — это как раз тот период, на который большинство экспертов прогнозируют пик экономического кризиса. Все ли согласны в партии с такой тактикой — вопрос. По крайней мере, от главных акционеров Партии регионов Тимошенко уже получила сигналы о возобновлении переговоров по созданию коалиции с ними либо о присоединении «Ре­гио­нов» к существующей. На сегод­няшний день Тимошенко, упрочив свои позиции ситуативно-лояльным спикером и затормозив игру президента подписным листом с 37 автографами, может вести переговоры с регионалами с более сильных позиций. Однако нет уверенности в том, что отдельные сигналы, полетевшие к Юлии Владимиров­не белым лебедем, согласованы и будут одобрены все еще лидером Партии регионов Виктором Януковичем. А сами отправители сигналов смирятся с сохранением поста спикера за коварным Владимиром Литвином, позволившим Юлии Ти­мошенко одержать тактическую победу и в очередной раз пронести мимо носа регионалов блюдо с властью.

По итогам бурной недели все понимают, что новосозданная коалиция неустойчива и хрома. Боль­шинство отдает себе отчет в том что при всех минусах более эффективной в период кризиса мог быть альянс БЮТ и «Регионов». При этом то же большинство совершенно справедливо не желает записываться в кружок кройки и шитья Конституции под видную фигуру Виктора Януковича. К объединению с регионалами не готовы нужные 37 нунсовцев, да и у Литвина, со спикерством которого президент не намерен долго мириться, нет стремления примыкать к союзу «НУ—НС» и ПР.

Все эти политхаотические битвы сопровождаются и усугубляются конкуренцией и противостоянием на олигархическом уровне. Дмит­рий Фирташ продемонстрировал Ахметову и Колесникову, что в данный период времени именно он име­ет контрольный пакет Януковича. Игорь Коломойский, способствовавший удержанию на стороне «коа­лиции трех» ряда нунсовцев, доказал, что может быть более эффективным и мобильным партнером для премьера, чем те же Ах­метов и Колесников. Президент понял, что может опереться лишь на благодарного Фирташа, оплакав Ко­ломойского и усомнившись в Ахме­тове. И можете не сомневаться в том, что за оказанные услуги каждый из лидеров, занимая пост во власти, расплачивается с олигархами простым человеческим «спасибо»…

Плюсы сложившейся нестойкой ситуации заключаются: во-первых, в том, что Верховная Рада получила председателя, который превратил ее в рабочий орган; во-вторых, в возможности принимать антикризисные законы, не все из которых, надо полагать, будут лоббистского свойства (для некоторых, впрочем, потребуются голоса регионалов и коммунистов); в-третьих, возникли некие основания считать, что Рада сможет кадрово подпереть правительство, в частности, если хватит голосов допустить к креслам вице-премьеров Сергея Тигипко и Виталия Гайдука; в-четвертых, угроза непродуманных и конъюнктурных конституционных изменений стала не такой явной, а роль президента во внутрипарламентских вопросах — не такой сильной.

В понедельник лидеры трех фракций, объявленные коалицией, представят на суд депутатов окончательный вариант конституционного соглашения. Продолжение следует…






Другие новости по теме:
Еще один депутат от НУНС вступил в коалицию Еще один депутат от НУНС вступил в коалицию
Чем заплатит Янукович за новую коалицию Чем заплатит Янукович за новую коалицию
Країні знадобився Литвин Країні знадобився Литвин
В Верховной Раде Украины создана коалиция В Верховной Раде Украины создана коалиция
Перебежчики из Перебежчики из "НУ" и БЮТ создали депутатское объединение
 
| |
 
 



Новости







Free counters!