Почему сланцевый газ из США никак не доберется до Европы?
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос

Loading...



Календарь
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 


 
 

Почему сланцевый газ из США никак не доберется до Европы?

5-04-2017, 11:47 | Экономика
СПГ

Несмотря на газовый дефицит в Европе, американский СПГ для местных потребителей все еще остается экзотическим товаром. Надежды на то, что ситуация изменится, снижают новая экономическая политика Трампа и конкуренция с производителями сжатого газа.

До начала 2000х годов сжиженный природный газ (СПГ) существовал, главным образом, там, где не было других форм доставки газа, считаясь «нишевым» товаром на ключевых мировых рынках. С началом XXI века ситуация начала быстро меняться по мере роста спроса на газ в регионах-импортерах и благодаря разработке в странах-традиционных производителях СПГ (например в Республике Тринидад и Тобаго и в Катаре) технологий поставки СПГ, давших ему возможность успешно конкурировать на рынках, на которых раньше доминировал трубопроводный газ.

Оптимизму не было предела, и чуть более года назад одна из ведущих консалтинговых фирм отрасли Wood Mackenzie предсказала, что к 2020 году сжиженный углеводородный газ, поставляемый из Америки, составит около 55% всего газа, импортируемого Европой из США. Такой прогноз многих удивил, поскольку экспорт американского СПГ рентабелен при цене около $245 за тысячу кубометров, притом, что в Европе в первой половине 2016 года средняя цена на него колебалась в пределах $140 за тысячу кубометров. Но такое ценовое несоответствие не отпугнуло более рисковых европейских игроков газового рынка, которые продолжали закупать американский СПГ небольшими партиями. Испанская компания Gas Natural Fenosa даже заключила с американской Chenieri Energy 20-летний «газпромоподобный» контракт на ежегодную закупку до 4,9 миллиардов кубометров СПГ с недавно введенного в эксплуатацию СПГ-терминала Sabine Pass, принадлежащего компании Chenieri. Литва, не имея средств на строительство достойного терминала для импорта СПГ, арендовала старый СПГ-танкер за $180 000 в день (общая стоимость аренды на 10 лет составит $689 млн, при годовом бюджете Литвы в размере $10,1 млрд) и превратила его в СПГ-терминал, рассчитывая на огромные поставки дешевого СПГ из США. Даже Украина носилась с идеей строительства СПГ-терминала в одном из своих черноморских портов.

Оптимизм внушал и рост спроса на газ в Европе – вопреки утвержденному пакету мер «20-20-20», в рамках которого поставлена задача снизить уровень выбросов CO2, сократить энергопотребление в Европе на 20% к 2020 году за счет использования возобновляемых источников энергии и повысить на 20% энергоэффективность. Вопреки этим планам в 2015-2016 годах спрос на газ в Европе оживился после затяжного застоя 2011-2014 годов и за два года вырос на 10%. Проблемы (явные или мнимые, в зависимости от того, с кем их обсуждать), касающиеся поставок Газпрома в Европу, растущего влияния исламских радикалов в Тунисе и Алжире, вынуждали европейских потребителей искать альтернативные источники поставок газа. И в этой ситуации вариант использования американского СПГ казался вполне реальным. Быстрое наращивание мирового потенциала СПГ-танкеров (с 350 до 410 судов) гарантировало техническую возможность поставок значительных объемов американского СПГ.

Но надежды не оправдались. Объем американского СПГ, поставленного в Европу в 2016 году, составил около 500 миллионов кубометров, что приблизительно в 40 раз меньше прироста поставок Газпрома в Европу в 2016 году (20 миллиардов кубометров). Основные потребители газа из Северной Америки и России вряд ли прочувствовали, что представляет собой американский СПГ, основная часть которого направлялась в страны, традиционно потребляющие СПГ в больших количествах (Португалия, Турция, Италия и Испания).

Но результаты прошлого года вовсе не дают повода для того чтобы списывать индустрию СПГ со счетов. Ожидается, что тенденции, стимулирующие спрос на газ в Европе, сохранятся и в 2017 году, и в последующие годы. И хотя кажется, что по крайней мере на данный момент Газпром достаточно комфортно чувствует себя на рынке Европе, для реального увеличения поставок газа монополии нужно завершить строительство и Турецкого потока, и Северного потока-2. А на это потребуется еще два-три года. Крупные месторождения Восточного Средиземноморья (Египет, Израиль и Кипр) вряд ли будут иметь значение в ближайшие несколько лет, поскольку неясно, когда их поставят на поток и какое количество газа из этих огромных месторождений попадет к европейским потребителям. Объемы добычи газа в самой Европе скорее всего будут снижаться из-за задержек с введением в эксплуатацию трех новых месторождений в Соединенном Королевстве, падения уровня добычи в Голландии и уменьшения квоты на добычу для газового месторождения Гронинген.

Учитывая вышесказанное, вовсе неудивительно, что на европейском газовом рынке все еще ожидается наибольшее смещение в сторону увеличения поставок СПГ. И хотя основная часть сжиженного природного газа по-прежнему будет поступать в Европу из традиционных источников (Катар, Кувейт, Иран), остается под большим вопросом то, насколько увеличатся масштабы импорта СПГ в Европу за счет американского и австралийского СПГ, так как нельзя исключать вариант оседания значительных объемов на ключевых северо-азиатских рынках, учитывая постоянный рост спот-цен на СПГ с декабря, в результате которого стоимость тысячи кубометров газа подскочила в Южной Азии до $369. Пока что эта точка зрения подтверждается данными европейской статистики в отношении регазификации СПГ. Цифры, приведенные ассоциацией «Газовая инфраструктура Европы» за 2016 год, свидетельствуют о значительном замедлении темпов выдачи разрешений на регазификационные установки и о том, что в 2016 пропускная способность действующих в Европе 197 регазификационных установок была использована всего лишь на 19%.

Ситуация осложняется и наличием относительно немногочисленной, но откровенной оппозиции, возражающей против экспорта газа из США в целом. Несогласие высказывается как с вершины Капитолийского холма, так и отдельными представителями крупных производителей газа из нетрадиционных источников; именно они сегодня задают тон в газовой промышленности США. Одна из причин того, что США могут экспортировать большие объемы газа, это многолетний спад его промышленного использования в США. Возрождение сектора производства в США, что заявлено администрацией Трампа как одна из первоочередных задач, потребует, в частности, большого количества дешевой энергии, и газовая промышленность США сегодня готова выполнять возложенную на нее обязанность. Настроения, царящие сегодня в газовой промышленности, выразил недавно Питер Хантсмен, глава Huntsman Corp: «Давайте не будем заниматься экспортом того, что на сегодня является экономическим преимуществом американских потребителей». Такие настроения прекрасно вписываются в проводимую Трампом политику «Америка прежде всего», хотя официально энергетическая политика администрацией президента Трампа еще не сформулирована.

Еще один фактор, усиливающий неопределенность, – стремление отвязать цены на газ от цен на нефть и нефтяной эквивалент. В последнем квартале 2016 года были перезаключены основные долгосрочные контракты (к примеру, между корпорациями ENI-Sonatrach, Engie, RWE и Газпромом), и хотя по некоторым среднесрочным контрактам (особенно в Южной Европе), цены, похоже, будут устанавливаться без привязки к цене нефти, биржевое ценообразование пока еще не достигло объемов, позволяющих отойти от испытанной годами традиционной формулы. К тому же европейская газовая промышленность с нетерпением ожидает результатов арбитража по нескольким делам между Газпромом и украинским Нафтогазом, решения по которым ожидаются в ближайшие недели. По результатам этих дел станет ясно, отойдет ли в прошлое практика привязки цен на газ к ценам на нефть (и принципа «бери и плати», который на сегодня является священной коровой в отношениях между производителем и потребителем).

Из-за всей этой неопределенности европейский газовый рынок вынужден во всем, что касается поставок, применять «принцип тяни-толкая» и разрываться в противоположных направлениях. Война, политика, цены и множество связанных с ними обстоятельств способствуют созданию дефицита газа в Европе. И на сегодня СПГ – это естественный, но далеко не единственный вариант восполнения газового дефицита.

Есть значительно более дешевый вариант. Это транспортировка восточно-средиземноморского сжатого газа (так называемый «балонный газ» или компримированный природный газ, КПГ). Именно в этой форме в основном потребляют газ в Турции, Испании и некоторых странах Южной Европы. Эта технология существует уже более 100 лет и широко применялась для транспортировки газа по Каспийскому морю, Персидскому заливу, Черному морю и внутренним водам на территории Советского Союза в 50-е и 60-е годы. К середине 70-х годов, с развитием системы газопроводов вокруг крупных газовых провинций, эта технология в основном отошла в прошлое.

Процесс сжатия газа обходится значительно дешевле чем процесс сжижения, даже при более низкой степени сжатия по сравнению с сжижением. Этот фактор ограничивает рентабельность транспортировки на расстояниях в приблизительно 2000 км. Поскольку основная часть нетрубопроводного газа, импортируемого из Европы, поступает из стран Ближнего Востока, при транспортировке в Европу КПГ становится более конкурентоспособным чем СПГ.

Транспортировка КПГ Средиземноморьем, которое буквально изобилует судами, готовыми к осуществлению перевозок, более безопасна чем транспортировка СПГ-танкерами, способными (как ярко продемонстрировали события у берегов Катара) в результате аварии взрываться с силой, равной взрыву нескольких Хиросим.

Для создания мощной конкуренции СПГ в Европе потребуются лишь скромные (в сравнении с СПГ) инвестиции в компрессорные установки и суда для транспортировки КПГ. Многочисленные исследования, проведенные в Европе и США, подтверждают эту точку зрения. Как показали результаты исследований, при объемах в 1-2 миллиарда кубометров в год КПГ – это единственный реальный вариант поставки данного энергоносителя на рынки ряда стран. Полученные результаты исследований дают основания предположить, что в некоторые страны (например, во все страны Средиземноморского бассейна, в страны Скандинавского полуострова, на остров Сахалин, в страны Юго-Восточной Азии и Карибского бассейна) выгоднее поставлять КПГ, даже если уже получены соответствующие разрешения и ведется строительство СПГ-установок.

Результаты проведенного недавно исследования чувствительности цен на газ показывают, что при наличии спроса на газ на уровне 1,5 миллиарда кубометров в год, при расстоянии в 1500 км и цене «у источника» порядка $221 за тысячу кубометров, порог рентабельности для КПГ составляет $371, в то время как для СПГ этот показатель составляет $525, т.е. на 40% выше.

Похоже, единственный фактор, ограничивающий увеличение поставок КПГ в Европу, это политика. Как только (и если) это фактор удастся нейтрализовать, КПГ скорее всего вытеснит СПГ с рынков как минимум в странах Южной и Юго-Западной Европы, которые являются основными потребителями «балонного» газа.

Значительному росту спроса на КПГ способствуют и низкие цены на углеводороды, и если они сохранятся на низком уровне в долгосрочной перспективе, доля КПГ, поставляемого в Европу, скорее всего увеличится. Учитывая, что американский СПГ обходится Европе дороже СПГ из других стран, то при отсутствии в ближайшем будущем в Европе изменений, кардинально влияющих на потребление газа, американский СПГ так и останется для Европы экзотическим дорогим товаром, а не существенным источником энергии.

Андрей Ляхов, forbes.ru




Другие новости по теме:
Газпром установил новый рекорд поставок газа в Евросоюз Газпром установил новый рекорд поставок газа в Евросоюз
США вступают в войну с США вступают в войну с "Газпромом" за Восточную Европу
Как там без хохлов: Как там без хохлов: "Газпром" вынужден значительно сократить добычу газа
 
| |
 
 



Новости







Free counters!