Алексей Донской: "Я не создавал иллюзии о причастности Жвании к отравлению Ющенко" » Медиавектор. Независимое информационное издание
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос

Loading...



Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 


 
 

Алексей Донской: "Я не создавал иллюзии о причастности Жвании к отравлению Ющенко"

13-05-2009, 14:56 | Интервью, Новости
 Алексей Донской: "Я не создавал иллюзии о причастности Жвании к отравлению Ющенко""За полтора года расследования дела об отравлении Ющенко наша следственная группа сильно продвинулась вперед. Однако неявка на допросы Жвании и Мартыненко - одна из причин его затягивания. Главная цель парламентской комиссии по этому делу - доказать, что отравления не было".

Подробнее о ходе расследования резонансного дела об отравлении кандидата в президенты Виктора Ющенко, читайте в интервью члена следственной группы Генпрокуратуры, прокурора-криминалиста Алексея Донского.

- Алексей Ильич, в апреле Вы побывали на заседании Временной следственной комиссии парламента по делу об отравлении кандидата в президенты Виктора Ющенко. Какие вопросы задавали Вам депутаты?

- Об отравлении вопросов было немного. Депутаты, в основном, хотели знать процессуальный статус допрашиваемых Генпрокуратурой лиц: кто - свидетель, а кто - подозреваемый. Также они интересовались количеством проведенных по делу следственных действий. На эти вопросы я не мог ответить, поскольку давал подписку о неразглашении тайны следствия.

- Какой была реакция депутатов на Ваш отказ предоставить им нужную информацию?

- Они начали мне угрожать, хамить, обвинять в неискренности и непонимании того, "куда я попал". Депутат из Партии регионов Геннадий Самофалов заявил, что от комиссии зависит мое будущее. Если я буду сотрудничать с ними - у меня будет блестящая карьера, в противном случае - возникнут проблемы.

Я так понял, у Самофалова ранее уже возникали некоторые сложности в отношениях с органами прокуратуры, потому что он не преминул мне сообщить о негативном опыте своего общения с каким-то следователем Генеральной прокуратуры.

Депутат от Партии регионов Елена Лукаш заявила, что если ГПУ будет создавать какие-то проблемы лицам, разглашающим на заседаниях ВСК данные досудебного следствия, она привлечет меня к уголовной ответственности за вмешательство в деятельность народных депутатов.

- Помимо отравления, какие еще вопросы интересовали депутатов?

- У меня сложилось впечатление, что меня вызвали на допрос не для расследования отравления, а для сведения счетов и выяснения информации в личных целях депутатов. Александр Омельченко, впав в маразм, спрашивал, "являюсь ли я коренным киевлянином и в каком поколении?". Когда я не ответил, он заявил, что я с ним был неоткровенен.

Сивкович и Шуфрич спрашивали меня о бывшем заместителе главы СБУ в Харьковской области Николае Черемухине, который уже девять месяцев скрывается от следствия по делу об отравлении Ющенко, хотя на заседание ВСК он пришел.

Но их интересовали не столько вопросы следствия к Черемухину, сколько говорил ли я ему, что генпрокурор Медведько и его заместитель Кудрявцев - коррупционеры и взяточники.

- Правда ли, что на заседании Временной следственной комиссии Вы назвали депутатов чуть ли не врагами народа, а генпрокурора - главным коррупционером в стране, о чем заявил регионал Владимир Сивкович.

- Это - ложь! Я такого не говорил и могу это доказать: заседание комиссии полностью фиксировалось на аудиозаписывающее устройство.

По поводу публичных, лживых заявлений Сивковича я уже обратился в Регламентный комитет парламента, чтобы депутат был исключен из ВСК. Если депутаты не отреагируют на мою просьбу, значит, ложь и создание провокаций в ВСК - норма.

Я никогда не скрывал, что с замами генпрокурора - Ренатом Кузьминым и Виктором Кудрявцевым - у меня очень сложные отношения. Какие могут быть отношения Кузьминым, если в 2004 году он инициировал мое незаконное увольнение из прокуратуры Киева? Он пошел на фальсификацию, поскольку Игорю Бакаю не понравилась моя активность в расследовании уголовного дела о хищении должностными лицами НАК "Нафтогаз" и АБ "Укргазбанк" $42 млн. государственных средств при расчетах за поставленный в Украину газ.

Но обсуждать с Сивковичем и Шуфричем эти вопросы - ниже моего достоинства. Поэтому, когда мне задали вопросы о руководстве ГПУ, я сразу же сообщил депутатам, что на эту тему общаться не буду.

Просидев полтора часа на заседании ВСК, я не нашел логики в их действиях. Больше всего мне поразило, что депутаты, задавая вопрос, сами на него отвечали, а как только я пытался вставить слово, они меня перебивали.

Омельченко же начал рассуждать о том, имеет ли Ющенко право называть в СМИ лиц, предположительно виновных в его отравлении, например, Жванию.

- На Ваш взгляд, президент имел право делать такие заявления? Презумпцию невиновности у нас еще никто не отменял...

- Презумпция невиновности - это одно, а право потерпевшего говорить, кто против него мог совершить преступление, - другое. Ющенко в данном уголовном деле - не президент, а потерпевший. Депутаты заигрались в политику и забыли, что покушение было совершено не на президента, а на кандидата в президенты Ющенко, и речь идёт о криминале, об особо тяжком преступлении, в результате которого пострадал человек.

- В Секретариате президента считают, что ВСК мешает расследованию Генпрокуратуры, пытаясь доказать, что отравления не было. Вы с этим согласны?

- Абсолютно. Все до единого члены комиссии намерены доказать, что отравления не было. Причем, они пытаются это сделать, перечеркнув результаты международной экспертизы и другие доказательства, подтверждающие отравление. Они пытаются навязать эту точку зрения Верховной Раде и всему обществу. Деятельность этой комиссии абсолютно деструктивна, а депутаты склонны к преувеличению политической, а не юридической составляющей.

- Депутаты задавали Вам вопросы о Владимире Сацюке, на даче которого, по одной из версий, произошло отравление кандидата в президенты Ющенко?

- Нет, о нем мы вообще не говорили, хотя я знаю, что 14 апреля члены комиссии встречались с ним в России. Но даже если бы они меня спросили об этом, я бы ничего не сказал из-за подписки о неразглашении хода следствия.

- Вы общались с Сацюком по делу об отравлении?

- В ходе нашего единственного телефонного контакта, когда Сацюк звонил мне, он сообщил, что не заинтересован давать показания по данному делу, в том числе, в Генеральной прокуратуре РФ.

- Депутаты Сивкович, Шуфрич и Камчатный после визита к Сацюку в Москву утверждают, что он готов дать показания в Генпрокуратуре РФ...

- Мне не верится, что это может произойти.

- За пять лет с момента возбуждения дела следственной группе удалось восстановить все подробности ужина на даче Сацюка?

- Это - тайна следствия. Могу сказать, что за полтора года работы наша следственная группа многое узнала и сильно продвинулась вперед.

- Что Вам мешает предъявить обвинение и довести дело до суда?

- Одна из причин - неявка депутатов на допросы. В частности, с нами не сотрудничает Давид Жвания и Николай Мартыненко. К этим депутатам у нас есть серьезные вопросы.

- Следственная группа в будущем планирует снова вызывать на допросы Юлию Тимошенко, Виктора Ющенко и Давида Жванию?

- По поводу премьера и президента сказать ничего не могу, я их не допрашивал. Жванию обязательно вызовем. Я с ним работаю, и к нему есть много вопросов. Также я жду Мартыненко.

С бандитами намного проще работать, чем с народными депутатами. Преступники бывают в "законе", а ряд народных избранников у нас уверовали в то, что они вне закона или даже над законом.

- Вы подтверждаете свои слова в Печерском суде, что "создавали иллюзию о причастности Жвании к отравлению"?

- Я никогда не говорил, что создавал иллюзию причастности Жвании к делу. Откуда в СМИ взялось это выражения об "иллюзии" - надо спрашивать у соответствующих журналистов и лиц, прямо заинтересованных в том, чтоб мои слова были настолько искажены.

В суде адвокатами Пукшина был задан следующий вопрос: "Могло ли у Пукшина после моего заявления о причастности Жвании к отравлению сложиться впечатление, что Жвания виновен?". Я ответил, что "да". Хронология событий такова: 23 июля 2008 года я заявил, что отказ Жвании сотрудничать со следствием говорит мне о двух вещах: либо он чего-то боится, либо он, возможно, причастен к отравлению. После этого появилось соответствующее заявление Пукшина.

- Среди депутатов ВСК бытует мнение, что Секретариат президента давит на следователей ГПУ с одной целью - "привязать" к отравлению Тимошенко, Жванию и Медведчука. На Вас пытались выйти члены президентской команды?

- Это - полный бред! Фактов, что Ющенко давит на следствие, - нет. Поверьте, если бы кто-то пытался давить, я бы не молчал, а заявил об этом публично, как тогда, когда на меня давили во время расследования заказного убийства народного депутата, бывшего руководителя "Азовского морского пароходствв" Анатолия Бандуры или по делу "Нафтогаза". Никогда бы не потерпела давления и руководитель нашей следственной группы Галина Климович.

За полтора года работы над делом я не заметил, чтобы кто-то вмешивался в нашу работу или мешал. Ни потерпевший, ни Секретариат президента не влияют на ход расследования данного уголовного дела и не контролируют следствие.






Другие новости по теме:
На Леонида Кучму делают очную ставку На Леонида Кучму делают очную ставку
Тимошенко выпустили из Генпрокуратуры после 6 часов допроса Тимошенко выпустили из Генпрокуратуры после 6 часов допроса
Александр Медведько: «Я пришел к выводу, что Олийнык не производил выстрело ... Александр Медведько: «Я пришел к выводу, что Олийнык не производил выстрело ...
Василия Цушко выставили на обмен Василия Цушко выставили на обмен
Дело Гонгадзе тормозит Мельниченко? Дело Гонгадзе тормозит Мельниченко?
 
| |
 
 



Новости







Free counters!