Кризис перепроизводства: как мировые бренды уничтожают тонны своей продукции
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос

Loading...



Календарь
«    Август 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 


 
 

Кризис перепроизводства: как мировые бренды уничтожают тонны своей продукции

12-08-2018, 10:49 | Экономика, Социум
Кризис перепроизводства: как мировые бренды уничтожают тонны своей продукции

Несмотря на то, что больше 700 миллионов человек живут в крайней нужде, в мире каждый день уничтожают тонны вещей и продуктов.

Санкционка, икра и куриные ножки

За три года действия закона об уничтожении санкционных продуктов специалисты Россельхознадзора избавились от 26 тысяч тонн еды — этого хватило бы, чтобы год кормить всех бездомных Москвы три раза в день. Как правило, продукты сжигают, прессуют или давят катком, а затем закапывают.

Президентский указ от 29 июля 2015 года фактически приравнял санкционные продукты к контрабанде, которую уничтожали и раньше. В 2014 году, например, на мусорном полигоне на Камчатке гусеничным трактором раздавили две с половиной тонны красной икры, добытой браконьерами.

От пригодных в пищу продуктов избавляются не только в России. Израильские муниципальные инспекторы в 2013 году выливали отбеливатель в еду в ресторанах африканских мигрантов, у которых не было разрешения на работу в стране.

Летом 2015 года французские фермеры давили импортный сыр, рыбу и цыплят — так они протестовали против падения цен на местную продукцию, которое, по их мнению, было вызвано наплывом дешевой зарубежной еды. Только одной рыбы фермеры уничтожили на 280 тысяч евро.

В августе этого года филиппинские таможенники уничтожили пять контейнеров замороженных куриных ножек — у их владельцев не было разрешения на импорт.

Дорогая одежда

Последние пять лет британский люксовый бренд Burberry каждый год сжигает нераспроданную одежду и парфюмерию в среднем на 23 миллиона долларов, чтобы невостребованные товары не воровали и не продавали по более низким ценам. В Burberry уверяют, что заботятся об экологии — полученную при сожжении энергию используют на производстве.

Стоимость товаров, уничтоженных компанией, только растет и в 2017 году превысила 37 миллионов долларов — это сопоставимо с годовым бюджетом фонда «Подари жизнь», крупнейшего благотворительного фонда России. Хотя, по словам бывшего главы компании Джона Писа, истребление продукции «не дается Burberry легко», бренд вынужден идти на это, в том числе чтобы товары с фирменными этикетками не попали на черный рынок, где с их помощью будут штамповать подделки.

В начале 2000-х рынок был переполнен подделками с оригинальными этикетками Burberry, что, как считают в компании, плохо сказалось на ее имидже. Из-за этого в 2006 году Burberry убрала этикетки с 90 процентов своих товаров.

Защита бренда — не единственная причина уничтожения люксовых вещей. В 2008 году дизайнер Фиби Фило стала креативным директором французского дома моды Céline. В честь этого компания, как утверждает The Financial Times, «уничтожила все произведенные ранее нераспроданные вещи, чтобы не осталось ни одного напоминания о том, что было до Фило».

По их задумке, это должно было дать дизайнеру «эстетическую силу» над Céline. Сама Фило не подтвердила, что вещи были уничтожены.

Поведение брендов возмущает экологических активистов. «Рост излишков указывает на перепроизводство, но вместо того, чтобы производить меньше, они сжигают отличную одежду», — заявила представитель Greenpeace Лу Йен Ролофф. Она назвала такой механизм защиты «грязным секретом модной индустрии».

Недорогая одежда

Потребность в защите своего бренда испытывают не только люксовые тяжеловесы. В 2010 году The New York Times обвинила H&M, шведского производителя недорогой повседневной одежды, и Walmart, крупнейшую в мире сеть супермаркетов, в намеренной порче невостребованных товаров.

Оказалось, что из магазинов этих двух компаний в центре Манхэттена ежедневно выбрасывают целые «пирамиды» одежды, которую никто никогда не носил. Вещи складывают в чистые пакеты для мусора, но перед этим портят кусачками, бритвами и даже специальными дыроколами — по возможности так, чтобы их никто никогда не смог надеть.

Тем не менее, сотрудники магазинов не справляются с большим потоком излишков и рвут некоторые вещи не так тщательно. Зная это, нью-йоркские бедняки по ночам приходят к служебным входам магазинов, чтобы спасти вещи, которые еще можно использовать. Кроме одежды, в «пирамидах» можно найти аксессуары, пакеты и вешалки.

При этом официальная позиция H&M — максимально экологичное производство. В головном офисе в Швеции даже объявляли, что уменьшили этикетки, чтобы экономить бумагу.

«Как насчет вполне пригодной для использования одежды и пластиковых вешалок, которые вы превращаете в мусор?» — написала активистка Синтия Магнус в письме к исполнительному директору H&M Ингрид Шалструм. Она предложила компании помочь связаться с благотворительными организациями, которые с радостью заберут нераспроданную одежду, но не получила ответа.

На следующий день после публикации в The New York Times в H&M пообещали перестать портить ненужные вещи и отдавать их на благотворительность. В нью-йоркском офисе компании уверяли, что порча нераспроданного товара не входит в стандартные процедуры.

В 2017 году стало известно, что нераспроданную одежду H&M используют вместо угля на электростанциях в Швеции. В компании заверили, что сжигают только вещи, которые содержат опасные для людей химикаты или заплесневели.

Обувь

В 2017 году в уничтожении товаров уличили производителя спортивной одежды и обуви Nike — рядом с нью-йоркским магазином сети нашли огромные пакеты с новыми кроссовками, которые кто-то предварительно разрезал от носка до пятки, и несколько пакетов с поврежденной одеждой.

«Небольшое количество товаров в нашем магазине в Сохо не соответствовало стандартам, и мы не могли продать, переработать или пожертвовать их, поэтому они были выброшены», — заявила представительница Nike Джой Дэвис Фэир. Она не смогла объяснить, почему товары были разрезаны.

Дорогие часы

Швейцарскому производителю часов класса люкс Richemont принадлежат два бренда — Cartier и Montblanc. Стоимость часов начинается от тысячи долларов и достигает 26 тысяч.

В 2016 году бывший исполнительный директор компании Ричард Лепю предложил избавляться от товаров, которые никто не купил, чтобы не допустить скидок на них. За последние два года компания выкупила из магазинов по всей Европе сотни невостребованных часов. Из-за этого акции Richemont подешевели на пять процентов.

В 2018 году Richemont уничтожил нераспроданные часы общей стоимостью в 590 миллионов долларов — столько же Россия, например, потратит на государственную программу по охране окружающей среды за год.

Техника

В июне 2018 года немецкое подразделение крупнейшего американского онлайн-ретейлера Amazon поймали на уничтожении большого количества новых и возвращенных холодильников, посудомоечных и стиральных машин, мобильных телефонов и планшетов, а также матрасов и мебели. Одна из сотрудниц компании на условиях анонимности рассказала, что она уничтожала товары общей стоимостью десятки тысяч евро каждый день.

В корпорации признались в порче техники и товаров для дома, но заявили, что стараются делать это «как можно реже».

«Это огромный скандал, — заявил министр природы Германии Йохен Фласбарт. — Такой подход неприемлем». В Greenpeace в свою очередь призвали ввести закон, запрещающий уничтожение товаров, которые еще можно использовать.

Почему они производят слишком много?

Компании вынуждены производить больше товаров, чем могут продать, из-за акционеров, которые хотят, чтобы бизнес постоянно рос и увеличивал экспансию. При этом многие бренды скорее уничтожат товары, чем позволят им попасть на рынок по более низкой цене или бесплатно. В этом тексте перечислены лишь некоторые компании, которые тайно или явно избавляются от непроданных товаров.

Спрос рождает предложение — британская Shredall готова взяться за «безопасное уничтожение» брендовых товаров, косметики и еще 15 типов вещей, от которых производители хотят избавиться.

Власти США борются с фальшивками и ежегодно изымают подделки на миллионы долларов. Все они должны быть уничтожены — этот закон корпорации пролоббировали после того, как людям, потерявшим всё в урагане Катрина, выдали изъятые подделки брендовых вещей, хранившиеся на государственном складе.

Российское законодательство предусматривает преднамеренное уничтожение только иностранных товаров. Этим занимается таможня, причем закон запрещает уничтожать культурные и археологические ценности, охраняемых животных и растения, товары, оставленные в залог, и арестованные товары. Все остальное — на усмотрение таможни.

Евгения Соколовская, snob.ru




Другие новости по теме:
Импортозамещение онлайн: в Украине растет доля продаж отечественных продукт ... Импортозамещение онлайн: в Украине растет доля продаж отечественных продукт ...
Amazon планирует покупку люксового интернет-магазина Net-a-Porter Amazon планирует покупку люксового интернет-магазина Net-a-Porter
На детях не экономят? В Украине продолжают расти цены на товары для детей На детях не экономят? В Украине продолжают расти цены на товары для детей
 
| |
 
 



Новости





Free counters!