Анатолий Гриценко: День независимости – стихийное бедствие? » Медиавектор. Независимое информационное издание
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос

Loading...



Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 


 
 

Анатолий Гриценко: День независимости – стихийное бедствие?

28-08-2009, 11:42 | Интервью, Новости
Анатолий Гриценко: День независимости – стихийное бедствие?По случаю Дня 18-летия независимости Украины мы решили обратиться к главе парламентского комитета по вопросам национальной безопасности и обороны Анатолию Гриценко – все-таки страна достигла призывного возраста. То есть ближайшей осенью оружие получат те призывники, кто родился уже в Украине, а не еще в СССР.

Какими же бойцами окажутся нынешние 18-летние?

Прежде всего, это уже не советские люди. Многие не знают, кто такой Ленин, Брежнев, Андропов, Горбачев. В этом нет ничего критически важного для становления молодого человека. Что для них утеряно из значимого – это целый пласт культуры, прежде всего литературы, с ее глубиной, пониманием человека, отношений между людьми. Наше первое поколение почти не изучало Достоевского, Толстого, Тургенева, Айтматова, Быкова... Это ребята, выросшие в сложный период становления нашего государства, политического противостояния, на чье детство пришелся экономический кризис – у них нет устойчивости и уверенности в завтрашнем дне. Это дети родителей, которые были вынуждены работать не по специальности, имея высшее образование, стояли на рынках, становились челноками, миллионами работали за границей – привозили оттуда деньги и лишь изредка общались с детьми, оставшимися на попечении бабушек. Нашим первым 18-летним неизвестно, что такое военно-патриотическое воспитание. Политизированная советская пропаганда была отброшена, но ничего нового взамен мы не создали. Я уверен, что нынешние 18-летние – патриоты своей малой Родины, но им системно не прививали любви к большой Родине – Украине, уважения к своему государству, к своей армии, чем занимаются все уважающие себя государства. У нас по-прежнему сохраняется воинская повинность, и из общего числа призывников, надеюсь, процентов 20-30 пойдут служить с желанием. Это не анекдот, а быль: еще в последние месяцы, когда я был министром обороны, началось: некоторые родители предлагали военкому взятку, чтобы сына призвали в армию – привили самостоятельность, обучили какой-нибудь профессии, подлечили, обеспечили питанием, пока в стране кризис и безработица.

Но при нынешней потребности армии в призывниках подобное желание родителей действительно сложно удовлетворить?

В Советском Союзе срочную службу служили практически все. А сейчас, когда армию с 920 тысяч сократили до 190 тысяч человек, призывают лишь 7–8 процентов юношей призывного возраста. Остро стоит тема социальной справедливости – одни идут в университет либо начинают свой бизнес, а кто-то должен служить государству. И как отобрать из ста процентов эти семь – восемь – вопрос, ответа на который нет. В итоге армия стала в полном смысле рабоче-крестьянской. На службу попадают те, кто не может откупиться, а родители, о которых упомянул выше, просят, к сожалению, за сыновей, у кого слабое здоровье или проблемы с правоохранительными органами.

Что может изменить такую ситуацию?

Переход на контрактную армию. Но армия должна быть не просто контрактной, а профессиональной – по своему духу и уровню подготовки. Важно не просто набрать контрактников, а сделать из них профессионалов, стимулировать длительное пребывание на службе. Чтобы не было, как сейчас – в армию нанимаются, а через пару месяцев уходят. В 2005-м мы провели эксперимент в трех бригадах, и стало вполне понятно, что нужно сделать для формирования контрактной армии. Может, из моих уст это прозвучит неожиданно, но считаю, что сегодня переход на контракт – это вопрос №2, а №1 – техническое переоснащение парка вооружений. Ведь одна из главных причин того, что солдаты и офицеры покидают армию – отсутствие реальной боевой подготовки. Даже низкий уровень денежного содержания не так влияет на решение уйти – важнее то, что армия стоит на приколе. Читать учебники, маршировать на плацу, изредка стрелять из стоящего на месте танка, изучать устаревшие виды оружия – не интересно. Нет драйва воинской службы как главного движущего мотива. Вначале нужно сделать службу интересной, и тогда в армию придут те, у кого в жилах течет кровь воина, защитника. Необходимо обеспечить контрактников служебным жильем, чтобы солдат не думал, куда пойдет после полигона. Гарантировать социальный пакет: зарплату, медицину, образование. Чтобы создать профессиональную контрактную армию, этой задаче нужно стать общегосударственной – в ее решении должен принять участие президент, премьер, каждый министр, губернатор, народный депутат и общество в целом. Если этого не произойдет, то сроки перехода на контракт и дальше будут переноситься, как президент Ющенко перенес его на 2015 год. Создание контрактной армии до конца 2010 года – задача в 2004-м была вполне реальной, если бы стала общегосударственной. Этого не случилось. К сожалению, об армии вспоминают лишь накануне выборов, обещают ей море всего, а после выборов, кроме самих военных, армия никого не интересует.

Накануне нынешнего Дня независимости – независимости от СССР (читай: от России), ее лидер Дмитрий Медведев недвусмысленно дал понять, что не так уж мы и независимы, как считаем…

Проблема не столько в России, сколько в нас самих, в Украине. Слабому государству диктуют все. Россия в первую очередь. Но не только. Нас поучает МВФ: какие налоги собирать, какие тарифы устанавливать, когда на пенсию выходить. Президент Румынии нам рассказывает, где у нас не своя территория. Нас поучают премьер России, Совет Европы, Евросоюз, США… Стыдно! Ведь нам, государству, – восемнадцать лет, и в этом возрасте нужно жить своим умом и отвечать за свои поступки. А что мы имеем сегодня? Я утверждаю, что на 18-м году угроза независимости и суверенитету Украины намного выше, чем она была в 1991–1992 годах. Да, мы имеем все формальные атрибуты независимости (президент, правительство, парламент, армия, гимн, флаг), но при этом все меньше имеем права на принятие собственных, суверенных решений. И все меньше контролируем процессы, которые происходят в нашем государстве. Мы утратили темп движения вперед, застыли в развитии, по ключевым направлениям откатываемся назад. Мы стали слабыми, а потому решения в политике, экономике, энергетике и других важных сферах нам все чаще диктуют извне. Из России, прежде всего, и заявление Дмитрия Медведева – лишнее тому подтверждение. Пока у нас внутри государства не будет единой позиции и консолидированных усилий по ее отстаиванию, нам будет диктовать кто угодно и что угодно! Независимость не получают одномоментным актом, за независимость нужно бороться, и отстаивать ее нужно постоянно. Реальными практическими действиями, а не протокольно-ритуальными мероприятиями. Годовщина независимости – повод для переосмысления успехов и неудач, для поиска более сильных и ответственных действий. Можно, конечно, День Независимости встретить и закончить военным парадом, дабы потешить Верховного главнокомандующего. А можно задуматься, почему армия деградирует, и из нее уходят профессионалы. В этом году мы умудрились даже День Независимости превратить в… стихийное бедствие. Чтобы закупить армии топливо на парад, Кабмин выделил средства из Резервного фонда. Этот фонд предназначен для непредвиденных расходов, на случай стихийных бедствий. Мы что, не знали, что 24 августа праздник, чтобы заранее спланировать бюджет? Даже отметить свою независимость по-человечески не можем…

Согласно украинскому законодательству, 18-летие – еще и возраст для возможности заключить брак для мужчины (для девушек – с 17 лет)… Так в какой союз все-таки стоит сейчас стремиться нашему государству?

Сегодня? Ни в какой. Это в Советском Союзе женились сразу после школы, а девизом родителей было: «Доведем детей до пенсии!» В развитых странах к созданию семьи подходят ответственно: заключают союз в более зрелом возрасте, осознанно, когда семью способны сами содержать. Украине нужно укрепиться как государству, восстановить полуразрушенную систему управления страной, экономикой, поднять уровень жизни людей, вернуть утраченное доверие граждан к власти. В нынешнем, слабом и разобранном состоянии мы не интересны сами себе, в первую очередь, так о каких союзах можно вести речь? С Евросоюзом и НАТО мы как бы помолвлены, то есть озвучили свои намерения и зафиксировали их в законах, указах, стратегиях и доктринах. Но «свадьба» под большим вопросом. Мы не готовы, это понятно. НАТО не готов, что тоже понятно. Евросоюз вообще нашу «помолвку» склонен рассматривать как односторонний акт, и даже слово Украина не готов упомянуть в новых соглашениях. Но есть и другая сторона медали. Я убежден, если ЕС и НАТО кардинально не изменят свою внутреннюю систему принятия решений, то под большим вопросом будущее самих этих союзов. Потому что, вкладывая в свое развитие триллионы долларов (фунтов, евро), в критической ситуации ЕС и НАТО не способны действовать быстро и эффективно. Так было в августе 2008-го, когда разразилась война на Кавказе, в январе 2009-го, когда в Европе велась газовая война, то же самое в Ираке и Афганистане. Консенсус в принятии решений – классно и очень демократично. Но не срабатывает, если одна страна скажет «нет». А если две – три? Мы уже это видели и последствия ощутили на себе. В другие союзы – Ташкентский договор, ЕЭП, ЕврАзЕС – можем вступить в любой момент, как могли это сделать и год назад, пять лет назад. Но нет желания. Потому что там другая крайность: решения принимаются сообразно экономическому и военному потенциалу стран-участниц. А это значит, что критически важные для нас решения могут принимать без нас. У Москвы достаточно голосов, по определению.

Так что нам делать?

Осознать, что мы – суверенное государство Украина. А не Юго-Западный территориальный округ России, либо восточно-европейский приграничный сосед Евросоюза. Консолидировать общество и государство. На каждом направлении (политика, экономика, энергетика, безопасность) сформулировать и твердо обозначить линию наших национальных интересов. Не заходить за нее самим и не позволять этого делать никому другому, ни при каких обстоятельствах. Разъяснять гражданам наши действия и действия наших партнеров. К сожалению, до завершения выборов этого не произойдет. Вместо единого голоса Украины будем и дальше слышать какофонию противоречивых позиций первых лиц, либо претендентов на их кресла. Да еще и с прогибом в сторону чужих столиц. Когда государство возглавит новый человек, дееспособный и договороспособный (сказал – сделал), тогда Украине будет легче решать вопросы с любым союзом и любым государством. А с Россией нужно провести ревизию отношений, чтобы понять, где нам наступать, где отступать. Пока же у нас тяга к коммерческой партизанщине, у них – к парадной дедовщине.

Что касается договороспособности внутри Украины, перед выборами и в период выборов – исчерпаны ли все возможности, по вашему мнению?

Если говорить о политиках первого ряда, то я уже не верю, что они способны договариваться. Я их призывал неоднократно, и у них была такая возможность года полтора назад – перед лицом кризиса объединиться и действовать сообща в интересах страны. Не захотели, не смогли – уже не имеет значения. Стало понятно, что эти люди из прошлого, у них нет успешного будущего. Они не могут вести страну вперед. Уже очевидно. Если вы спрашиваете о договоренностях кандидатов на выборах-2010, то нужно учитывать, что президентские выборы – персонифицированные. Это на парламентских выборах можно было бы создать единый блок с участием, к примеру, Гриценко, Кличко, Тигипко… А на президентских выборах кто-то должен снять свою кандидатуру. Я снимать ее не буду.


Мария Старожицкая
Источник: журнал «Профиль»




Другие новости по теме:
Анатолий Гриценко: «Руководители страны должны смотреть в окно и видеть мир ... Анатолий Гриценко: «Руководители страны должны смотреть в окно и видеть мир ...
Муаммар КАДДАФИ:Украина -- это серьезная проблема Муаммар КАДДАФИ:Украина -- это серьезная проблема
Мобилизационные задачи для власти Мобилизационные задачи для власти
Принуждение президента к досрочным выборам Принуждение президента к досрочным выборам
Rzeczpospolita: Многие хотели бы, чтобы Украина раскололась. Интервью Викто ... Rzeczpospolita: Многие хотели бы, чтобы Украина раскололась. Интервью Викто ...
 
| |
 
 



Новости







Free counters!