США против Китая: коронавирус может дать начало новой холодной войне
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос




Календарь
«    Май 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031


 
 

США против Китая: коронавирус может дать начало новой холодной войне

8-05-2020, 20:00 | Политика
США против Китая: коронавирус может дать начало новой холодной войне

Вашингтон и Пекин повышают градус взаимной риторики, пытаясь переложить друг на друга ответственность за масштабные последствия глобальной пандемии. Разведслужбы публикуют разоблачительные досье о происхождении коронавируса. А аналитики предвидят начало новой торговой войны между двумя крупнейшими экономиками. Означает ли это, что мир становится свидетелем нового глобального противостояния? Грозит ли «холодная война» между Китаем и Америкой переходом в «горячую» стадию?

И вероятно ли, что Китай станет страной-изгоем? Своим мнением с нами поделился Темур Умаров, консультант Московского центра Карнеги, китаист, эксперт по Центральной Азии.

— Темур, сразу спрошу ваше мнение о том, может ли глобальная эпидемия стать триггером для такого осложнения международной обстановки, что нам снова придется вспомнить об угрозе Третьей мировой, как это было недавно в связи с ближневосточным кризисом, обострением корейского вопроса? Или не все так страшно?

— Довольно непростой вопрос. Я вообще сторонник точки зрения, что мы не вернемся к временам активной войны. Я не верю в Третью мировую. Однако при этом верю в некоторое повторение того, что у нас было во времена «холодной войны», но уже между Соединенными Штатами и Китаем. На самом деле это произошло не сегодня и не из-за пандемии. В активную стадию противостояние США и Китая перешло еще в 2017 году, с приходом Дональда Трампа в Белый дом. Пандемия только ускорила те процессы, которые мы наблюдали последние несколько лет.

Кстати, это удивительно, потому что мне трудно представить какую-то другую столь же значимую общую угрозу, перед лицом которой миру стоило бы объединиться. Другой такой угрозой могло бы стать разве что вторжение каких-нибудь инопланетян. Но произошло ровно обратное: сейчас США обвиняют Китай в том, что они скрывают информацию, и в том, что вирус вообще создан в лаборатории искусственным способом, а Китай пеняет Штатам, что те не восприняли угрозу всерьез еще на ранней стадии, в январе, а теперь винят во всем Китай. То есть мы видим ухудшение отношений, и международное экспертное сообщество сомневается, что они смогут вернуться к прежнему уровню.

— Можем ли мы говорить, что коронавирус сформировал или доформировал новую двуполярность в мире, только новый полюс, который противостоит Вашингтону, теперь не в Москве, а в Пекине?

— Да, я бы повторил за своим коллегой Дмитрием Трениным: это новая биполярность, и она американо-китайская. Но есть большие отличия от времен «холодной войны», которая характеризовалась масштабной гонкой вооружений между Америкой и СССР, ускоренным развитием их военных технологий. Сейчас это не так выражено. Повторю, никто не хочет войны, никому она не нужна. Противостояние разворачивается в киберпространстве, технологиях, экономике.

— Но не на идеологическом поле?

— Возможность идеологического противостояния умерла с окончанием прежней «холодной войны», когда победил Запад. С тех пор все страны, включая нас и Китай, стараются соответствовать, по крайней мере, формальным демократическим признакам, пусть и с поправкой на свой «особый путь». Ведь и в Китае формально есть свой парламент, есть даже целых восемь формально разрешенных политических партий, кроме КПК. Для Китая не пустой звук термин «права человека»: у них есть «Белые книги» — свои отчеты о соблюдении прав. И Китаю не нравится, когда ему ставят в упрек, например, политику в Синьцзяне (Синьцзян-Уйгурский автономный район на северо-западе КНР с большим числом этнических мусульман — прим. ред.)

Еще раз: полем битвы станет и уже стал мировой рынок — товаров, технологий, услуг. В развивающихся странах растет популярность китайских смартфонов, китайских мобильных приложений — это характерный пример. При этом Китай и Штаты будут стараться развести производственные цепочки, чтобы они не пересекались. Последняя новость от Reuters — Трамп хочет ускорить вывод американских производственных мощностей из Китая. Это уже происходило, но теперь, видимо, будет происходить быстрее.

— Играет свою роль и то, что этот год в США — выборный.

— Да, Трампу противостояние с Китаем нужно, потому что он опоздал с мерами противодействия пандемии. До пандемии фундамент избирательной кампании Трампа был в экономических результатах первых четырех лет: например, снижение безработицы и, кстати, подписание беспрецедентной по масштабам экономической сделки с Китаем, которая обещает много прибыли американским фирмам. Но когда пришла пандемия, это все отошло на дальний план. Теперь важно огромное число заразившихся, глобальное лидерство США в печальной статистике смертей. И это все, конечно, бьет по репутации президента. Поэтому Трамп использует метод, который уже использовал в 2016 году — все валить на Китай.

Но очень важно, что процесс уже не зависит от того, останется ли Трамп в Белом доме. Раньше говорили, что это Trump thing (фактор Трампа — прим. ред.), его личная антикитайская идея. А теперь говорят, что линия борьбы с Китаем — это консенсус между республиканцами и демократами. Джо Байден (кандидат от Демократической партии США на президентских выборах 2020 года — прим. ред.) тоже взял на вооружение антикитайскую риторику. И даже утверждает, что он был бы эффективнее в борьбе с Китаем. Потому что он более методичен и последователен, чем импульсивный и хаотичный Трамп, а именно это требуется для победы над противником.

— Вы упомянули масштабную экономическую сделку, к которой стороны пришли по итогам взаимной торговой войны. По соглашению, Китай обязался покупать в Штатах товары на десятки миллиардов долларов. Можно ли считать, что теперь этой сделки не будет?

— Пока эта сделка не обнулена, и Трамп требует, чтобы Китай все-таки выполнил свои обязательства. Но в сделке было прописано, что могут быть какие-то форс-мажорные ситуации, которые лишат Китай физической возможности это сделать. Китай, возможно, прибегнет к тому пункту. А Трампу политически выгоден любой вариант развития событий — и если Китай выполнит свои обязательства по сделке, и если выйдет из нее, подтвердив тем самым свое «коварство».

США против Китая: коронавирус может дать начало новой холодной войне


— Как вы оцениваете возможное влияние так называемого «Уханьского досье», которое подготовили западные разведслужбы, чтобы представить КНР главным виновником, если не инициатором пандемии?

— Надо понимать, что это досье подготовили разведслужбы США, после чего его получили страны альянса «Пяти глаз». И уже известно, что Великобритания и Австралия отказались поддерживать пункты досье, в которых предполагается или лабораторное происхождение вируса, или его утечка из лаборатории. Отказались, потому что это антинаучные вещи, не подтвержденные ничем, кроме информации из открытых источников. За этим нет неопровержимых фактов. Китаю это по понятным причинам на руку, и он этим уже пользуется.

— Тем не менее, многие сейчас вспоминают 1989 год, события на площади Тяньаньмэнь, после которых международный авторитет Китая сильно пострадал. И теперь готовы даже спорить, когда отношение к Китаю в мире было хуже — тогда или сейчас. Пекину стоит переживать по этому поводу? Каковы шансы Китая стать страной-изгоем?

— Современное внешнеполитическое руководство КНР действительно еще не сталкивалось с таким вызовом. Отношения с Западом на низшем уровне, со странами Океании — не в лучшем состоянии. И даже со странами Африки теперь не все хорошо, потому что африканцы столкнулись с проявлениями ксенофобии со стороны самих китайцев — после того, как число заражений в мире превысило масштабы эпидемии в самом Китае.

Но не стоит забывать, как сильно очень многие развивающиеся государства экономически зависят от Китая, и это не изменится после пандемии. Огромные инвестиции в экономику этих стран, инициатива «Пояс и путь» — флагман экономического присутствия КНР в мире — все это никуда не делось.

Конечно, для Китая сейчас важен вопрос, как он может помочь миру восстановиться. Хотя для большинства стран пока еще даже более актуальна так называемая масочная дипломатия. Китай 82 странам оказал гуманитарную помощь для сдерживания пандемии, более 150 стран получили помощь от Фонда Джека Ма, основателя Alibaba Group. Таким образом Китай смещает репутационный фокус — с того, что это страна, откуда произошел коронавирус, к тому, что это глобально ответственная держава, помогающая всем в такие нелегкие времена.

Следующий этап — Китай будет думать, кому и как помочь экономически. Думаю, в ход пойдут различные поблажки по долгам перед самим Китаем. Да, это материальные потери, но они будут обращены в репутационные бонусы. Но надо понимать, что очень многие страны, например, в Центральной Азии, и без того просто не смогут отвернуться от Китая. Это и значительный размер долга, и значительная, если не основная, доля товарооборота, это общие границы, наконец. Встать на антикитайский курс для них было бы очень недальновидным решением.

— Продолжая тему антикитайских настроений в мире и встречной ксенофобии со стороны китайцев, насколько вероятностными вам видятся прогнозы, что мир после эпидемии перестанет быть глобальным?

— Мне все же кажется, что мы так долго шли к глобализации, что теперь она просто необратима. Глобализация стала характерной для всех сфер, без которых современный мир невозможно представить. В конце концов, всем движет экономика, а экономически глобализация — очень выгодная вещь.

— Мы видели, что Дональд Трамп проявил крайнюю осторожность, может даже, не вполне свойственную себе тактичность в момент, когда всех интересовало, а жив ли Ким-младший. Есть ли в этой игре корейская карта и как ее могут разыграть противники?

— Совершенно понятно, на какой стороне будет Северная Корея в этом противостоянии. И понятно, что по мере его развития Пекин будет дергать за ниточки, ведущие в Пхеньян. Точно так же ясно, что если у Дональда Трампа и были планы договориться с Пекином по корейскому вопросу, то эти шансы упущены.

— Логичный вопрос — как это все скажется на положении России, которая, очевидно, тоже на «китайском» полюсе?

— Да, у России тут даже нет выбора — так много того, что ее сближает и удерживает с Китаем. Но не стоит все-таки забывать о каких-то точках, в которых можно взаимодействовать с Западом. Прежде всего речь о Европе, которая не так категорично настроена к России и не так далека от нее. Хотя есть и те точки, через которые можно взаимодействовать и со Штатами.





Другие новости по теме:
Спецслужбы Китая прогнозируют жесткую конфронтацию с Западом Спецслужбы Китая прогнозируют жесткую конфронтацию с Западом
Bloomberg: Трамп одобрил первую часть сделки с Китаем Bloomberg: Трамп одобрил первую часть сделки с Китаем
Трамп договорился с Китаем в Буэнос-Айресе? Трамп договорился с Китаем в Буэнос-Айресе?
 
| |
 
 



Новости






Free counters!