Протесты в Беларуси: вы находитесь на войне
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос




Календарь
«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 


 
 

Протесты в Беларуси: вы находитесь на войне

17-09-2020, 10:05 | Политика
Протесты в Беларуси: вы находитесь на войне

Беларусы и россияне, вы находитесь на войне. Вы можете это отрицать или искренне не понимать происходящее, но объективной реальности всё равно.

Одна из самых опасных ошибок на войне — пропустить её начало, потому что этим всё может и закончиться. Плохо закончиться. От участия в войне нельзя отказаться, можно лишь капитулировать (сбежать) или вступить в бой. Осознанно выбрать свою сторону и роль, или стать жертвами — вот выбор, который сейчас стоит перед вами.

Это не просто слова. Есть несколько простых истин, которые вам нужно знать, чтобы понимать суть происходящего.

Нет, это не другое

В Беларуси на улицах уже появилась военная техника, колючая проволока и солдаты, уже прогремели выстрелы и взрывы, уже есть убитые и раненые. В России внешне всё выглядит чуть спокойнее, но не обольщайтесь — война уже идёт в обеих странах, причём давно.



И не пытайтесь убеждать себя, что «это другое». Оно самое. Войны бывают очень разными и, чаще всего, не такими, как мы их представляем по фильмам о Второй Мировой. Главное в войне не число погибших, окопы и бомбардировки, а вечные как мир законы, определяющие победителя и проигравшего.

Кто, с кем, за что?

Речь не о внешней агрессии, разумеется. Все, кто искренне верит в возможность вооружённого конфликта с НАТО уже давно находятся либо в психлечебнице, либо в доме престарелых, либо в правительстве.

Мы же сейчас переживаем примерно то же, что Англия 1689 года, когда ещё не был принят Билль о правах: опирающиеся на ментовское сословие престарелые автократы назначили себя монархами и намертво вцепились в президентские кресла «посиневшими пальцами»™, а общество пытается добиться выполнения законов и сменяемости власти — буржуазно-демократическая революция для наций с задержкой в развитии и гражданская война-лайт в одном флаконе, короче говоря.

Конец политики

Развязать войну на самом деле очень просто, гораздо сложнее, чем её избежать. По своей сути война это просто последний, универсальный и радикальный метод разрешения конфликтов, то есть «продолжение политики иными, насильственными средствами», как написал когда-то Карл фон Клаузевиц почти 200 лет назад.

Проще говоря: там, где заканчивается политика, начинается война. Политика это очень просто. Её суть — договорённости: Конституция, законы, международные договоры, негласный контракт между властью и государством — всё это и есть политика.

Вы же заметили, что в Беларуси и России уже много лет политики не существует?

Парламенты, суды и СМИ из независимых ветвей власти превратились в услужливых холуёв президента.

Законы перестали работать: государство плюнуло на Права Человека, подтёрлось Конституцией, надругалось над избирательным законодательством, докатилось до политических убийств.



В отношении приближенных не работает даже уголовное право, зато обычного гражданина можно посадить в любой момент.

«Со слабыми не договариваются, им диктуют условия» — посчитав себя достаточно сильным, государство отказалось договариваться с народом. А нет договорённостей — нет и политики. Начинается война.

Обмануть дешевле, чем убить

«Война — путь обмана, обман — путь войны» — написал Сунь Цзы в те времена, когда ещё не родился даже прадедушка Иисуса. Эта война не исключение, она тоже началась с обмана.

Контракт между обществом и государством много раз пересматривался (каждый раз — не в пользу общества), пока всё права не оказались у государства, а обязанности — у народа, который это государство содержит.

Государство не смогло обеспечить развитие или хотя бы стабильность (стагнацию). По всем фронтам — экономика, внешняя политика, социальная сфера, наука, HiTech — провалы.

Попытки прикрыть их спортивными достижениями (мельдониада) или расширением территорий (крымнаш) обернулись для Росиии лишь дополнительными проблемами. В Беларуси не было и этого.

Чтобы хоть как-то отвести от себя стрелки, государство рассказывало нам про «лихие 90-е», «тлетворное влияние Запада» и прочие небылицы.

Но время шло, заставших 90-е в сознательном возрасте осталось всего 42% населения, половина из которых — пенсионеры. Эффективность телепропаганды упала, и потребовался новый инструмент обмана.

Симуляция демократии

Демократия — это примитивный способ бескровного разрешения конфликтов: стороны считают число сторонников, и меньшинство подчиняется большинству, потому что оно может принудить или даже полностью уничтожить меньшинство.

В России и Беларуси государство превратило демократические институты в инструменты не определения, а имитации воли большинства.

Подконтрольные СМИ, подтасовка статистики, запрет массовых мероприятий, недопуск к выборам конкурентов, административный ресурс, вбросы и прямые фальсификации всё было направлено на то, чтобы внушить большинству, что оно — меньшинство.

Повышение пенсионного возраста? Обнуление? Суверенный концлагерь? Скрепы? Миллиарды олигархам? Очередной президентский срок? Так вы же сами этого страстно хотели, аж ломились на избирательные участки! Инфа 146%!

Рано или поздно даже до самых тупых доходит, что что-то тут не чисто, и тогда начинается протестное голосование по принципу «за кого угодно против кандидата от власти».



В Беларуси так выбрали Тихановскую, в России механизм протестного голосования лёг в основу «Умного голосования», и можно не сомневаться, что на следующих президентских выборах Путин с ним столкнулся бы, если бы имел шансы до них дотянуть.

В терминальной стадии разложения государство уже не может ни отказаться от фальсификаций, ни скрыть их. Маски падают, обман становится очевидным. Возмущённые люди выходят на улицы и разгорается война, а которой побеждает тот, кто..

В чём сила

А кто, собственно побеждает? История не даёт нам однозначного ответа. Победить может не самый умный, не самый сильный, не самый богатый, не самый жестокий, не самый смелый, не самый осторожный, и так далее.

Кто сильнее: сто безоружных или один солдат с пулемётом? Я не знаю. Это зависит от того, готов ли солдат нажать на спусковой крючок и готовы ли безоружные люди идти под пули. А ещё от времени суток, настроения, физического состояния, их убеждений, от того, что случилось до и того, что произойдёт после, от миллиона известных и неизвестных нам факторов. От удачи, в конце концов.

Точно так же я не знаю, кто сейчас сильнее — Лукашенко или сторонники перемен, Путин или Навальный. И, самое главное, они тоже точно этого не знают, потому что когда все стороны одинаково представляют себе исход войны, она теряет смысл и начинаются переговоры о капитуляции.

Война предельно честна и точна, поэтому силы и воля противников к победе измеряются не простым пересчётом по головам, а в непосредственном столкновении сторон.

Адекватные неадекваты

Можно долго рассуждать о полной неадекватности Путина и Лукашенко, об информационном пузыре, о том, как абсолютная власть сводит с ума, но, в отличие от существенной части своих противников, они хотя бы чётко осознают, что ведут войну за своё выживание, где нет никаких избирателей, а есть лишь враги и (временные) союзники.



Протестующие на первый взгляд находятся в реальности, где нужно показать, что они — мирные и очень-очень классные, чтобы силовики прослезились и перестали бить людей, а Лукашенко с Путиным сложили полномочия.

Поэтому они кричат «уходи», поют красивые песни, танцуют, вешают флаги, предлагают ОМОНу мороженки и соревнуются в креативности на воскресных маршах. В России такое пока возможно лишь в Хабаровске, но и на том спасибо.

Наивным идея смены власти путём мирных массовых акций кажется очень простой и привлекательной. Образованные знают, что простая демонстрация численности — это часть демократического процесса, который в военное время не работает. Мудрые понимают, что сами по себе мирные марши к смене власти не приведут, но и без них, увы, не обойтись.

Бешеные псы

Что бы вы сделали, столкнувшись со стаей бешеных собак, готовых вцепиться вам в горло? Начали бы скандировать «собаки с народом»? Показали бы им плакат «собаки-бяки»? Спели бы «собака бывает кусачей»? Станцевали под собачий вальс? Надеюсь, вы не настолько безумны.

Можно всё бросить и сбежать. Это не слишком красиво, но уже вполне рационально, если есть куда бежать.

Можно ринуться в бой и попробовать покусать избить собак голыми руками. Без крови не обойдётся, но шансы есть, особенно когда вы понимаете, что боретесь за жизнь.

Если бы вы были умнее, то к моменту встречи с собаками у вас в руках было бы ружьё. Увы, его нет. Поэтому вам придётся оглядеться по сторонам в поисках палки и звать на помощь друзей.

Забатьки

На стороне Лукашенко сейчас выступает ОМОН, СОБР и существенная часть милиции (по крайней мере — ГУБОПиК), продемонстрировавшие готовность применять силу, спецтехнику и «нелетальные» боеприпасы (от которых уже погибли люди).

Они отлично экипированы, обучены, хорошо координируются, но единственное, что осталось у Лукашенко в запасе — приказ стрелять по протестующим боевыми патронами. Других резервов у Лукашенко нет, поэтому он пытается втянуть на свою сторону армию и заручиться поддержкой Путина.

Путину по большому счёту всё равно, кто будет следующим президентом Беларуси. К Лукашенко он испытывает личную неприязнь и с удовольствием понаблюдает за судорогами неудачливого коллеги-автократа. Возможно, ему даже будет проще договариваться с менее опытным визави, поэтому он обещает Лукашенко денег в долг на погашение предыдущего долга будет наблюдать за развитием ситуации.

Министр обороны с готовностью несёт верноподданическую чушь, однако стрелять в случае чего придётся не ему, а какому-нибудь безымянному лейтенанту. И в какую сторону тот решит повернуть башню своего БТРа — это ещё бабка надвое сказала.



Ещё у Лукашенко есть закон. Не все ещё понимают, что выбегающие из синего бусика без номеров люди в масках и без опознавательных знаков это не правоохранители, а преступники, бандиты. Что нет никакого изъятия техники ФБК, а есть грабёж и запугивание. Что это не аресты и допросы, а похищения и пытки. Что фальсифицировал не ЦИК, а мошенники-рецидивисты.

И Лукашенко, и Путин любят ссылаться на закон, когда им это выгодно, но при этом сами его нарушают легко, непринуждённо и без всякого стеснения, честно говорят об этом вслух, а абсурдные попытки протестующих апеллировать к правосудию в лучшем случае заканчиваются унизительными отписками: «факты не подтвердились, не видим оснований для возбуждения дела».

Серьёзный изъян в представлениях как Лукашенко, так и Путина о происходящем состоит в том, что своими настоящими врагами они считают зарубежных «кукловодов», управляющих протестующими через «марионеток». Протестующие для них — это просто часть тупого, неблагодарного, но в целом полезного скота, разбежавшегося по недосмотру из загона. Кукловоды известны, но недосягаемы, марионеток нужно найти и наказать, а скот — отправить обратно в загон.



Отсюда все эти бессмысленные попытки найти зарубежное финансирование, перехватить разговоры, выявить и арестовать координаторов. Автократам страшно допустить, что «кукловоды» настолько могущественны, что их не удаётся поймать за руку, но ещё страшнее —что их не существует, и это восстаёт народ, осознающий, что его два десятилетия держали в дураках.

За Беларусь

На стороне протестующих численное преимущество, до 200к выходят на улицы только в Минске, что уже больше всех силовиков Беларуси, вместе взятых. А если считать реально боеспособные подразделения, то соотношение сил будет примерно 10:1 в пользу протестующих. Достаточно ли этого? Гм.. А режим Лукашенко пал? Нет? Значит, не достаточно.



Бабченко, Кунгуровы и иже с ними могут говорить что угодно про «терпил» и «трусливых лохов», которые «просрали свой шанс», но если люди не готовы к экстремальному насилию и не снесли в едином порыве голыми руками отлично подготовленного противника, то это, в общем-то, абсолютно нормально для современной Европы. Им есть что терять, они не хотят ни умирать, ни убивать, они хотят жить, и винить их за это — подло и безумно.

Ну ладно, допустим, произойдёт эскалация конфликта, и входе лобового столкновения с силовиками протестующие используют нечто посерьёзнее фейерверков — от коктейлей Молотова до тяжёлой строительной техники и гладкоствольного оружия, обратят в бегство ОМОН, захватят какое-то количество единиц стрелкового оружия поприличнее и сожгут несколько административных зданий. Это будет победой?

Не факт. Это будет одним из кровавых эпизодов гражданской войны со всё ещё неизвестным исходом, потому что если Лукашенко сбежит, у него останутся шансы перегруппировать силы, получить поддержку союзников и нанести контрудар.

Посмотрите на Асада и Мадуро — они всё ещё на плаву, причём не без помощи того самого «старшего брата», к которому Лукашенко недавно ездил преклонить колено.

Технология победы

Чтобы победить, нужно для начала предельно ясно понять, каким образом Тихановская может получить достаточный перевес сил, чтобы сторонники Лукашенко капитулировали. Вот самые очевидные варианты:

Армия переходит на сторону народа. Это самый быстрый и простой вариант, причём Лукашенко сам может это спровоцировать, приказав военным стрелять в народ и получив обратную реакцию. Впрочем, пока заметных революционных настроений в армии я не вижу.
Лукашенко берут под арест или устраняют физически. Это могут сделать протестующие, если им очень повезёт, или сдать свои (из шкурных или наоборот, патриотических соображений). Кроме того, в состоянии стресса здоровье Лукашенко может дать сбой — всякое бывает.

Сторонники Тихановской консолидируют вокруг себя достаточное количество людей для того, чтобы контролировать экономику через общенациональную забастовку или обеспечить себе гарантированную победу в гражданской войне в случае необходимости.

Очевидно, что третий вариант интересен не только сам по себе, но ещё и тем, что значительно повышает вероятность наступления первых двух исходов.

Борьба за души

Если предположить, что максимальное число активных участников протестов, выходивших на улицы, было где-то в районе 500К, а всех силовиков (включая армию) примерно 115К, то суммарные силы сторон составят 615К, то есть чуть больше 11% трудоспособного населения Беларуси.

Вдумайтесь: 90% тех, кто реально может повлиять на ситуацию в стране, пока не сделали ровным счётом ни-че-го. Даже задницы свои с диванов не подняли! Ну, разве что галочку в бюллетень поставили: мол, было бы неплохо, чтобы что-то в стране изменилось к лучшему.

Добиться от них пускай простых и безопасных, но реальных действий в поддержку перемен и, одновременно, ослабить сторонников Лукашенко — вот та промежуточная цель, достижение которой обеспечит победу над авторитаризмом в отдельно взятой стране. Поэтому мы пока откладываем в сторону планы штурма правительственных зданий и обращаемся к стратегии мирного протеста.

Тернистый путь протеста

Инструментарий мирного протеста всем хорошо известен — это публичные массовые акции (марши, митинги, цепи солидарности), забастовки (плюс диверсии, бойкоты, саботаж) и агитация (в том числе — демонстрация символов освобождения).

Проблема в непонимании многими механизмов их действия и, как следствие, в скептическом к ним отношении:

— «Выйдете, помашете флажками и режим падёт, мамкины революционеры?»
— «Они вам пулями, а вы их — белыми шариками?!»
— «Какой смысл в забастовке? Останетесь без зарплаты, а на ОМОН денег всегда хватит.»
— «Мемасиками в Интернете воевать будете?»

В добавок ко всему, мирный протест — штука не быстрая, мгновенных результатов не даёт, поэтому может показаться, что все усилия уходят впустую, как вода в песок. Польской «Солидарности», например, потребовалось 9 лет на освобождение страны от коммунистов. Понятно, что ни у Лукашенко, ни у Путина нет такого запаса прочности, но к следующим выходным вы вряд ли управитесь.

Если этого всего мало, стоит вспомнить о том, что социальная динамика развивается волнами. Протест может угасать, и всем будет казаться, что надежда потеряна. Затем что-то произойдёт, и победа покажется совсем-совсем близкой, а потом буквально уплывёт из под носа. А потом всё повторится ещё раз. И ещё.

В процессе вас будут бить, поливать холодной водой и слезоточивым газом, арестовывать, штрафовать и увольнять. Что, уже захотелось на баррикады? Потерпите. Терпения вам вообще потребуется очень много.

А, чуть не забыл! Ещё вас будут убивать. Уже убили несколько человек и практически гарантированно убьют ещё — от нескольких десятков до нескольких сотен, и это при самом мирном варианте развития событий. Ну а вы как думали?! Вы на войне, я же говорил.

Может показаться, что я как-то неправильно продаю вам мирный протест, но, во-первых, вы имеете право знать правду, и, во-вторых, остальные варианты гораздо хуже.

Мирный ≠ беспомощный

Мирный протест — эффективная стратегия только если вы понимаете разницу между понятиями «мирный» и «беспомощный». Мирный это значит «не нападать», беззащитный — «не сопротивляться». Первое разумно, второе — предельно глупо.

Агрессор всегда должен получать соразмерный ответ. Всегда. Иное — это позиция запуганной жертвы с комплексом выученной беспомощности и перспективой пожизненного рабства.



Если вы хотите восстановить в стране законность и порядок, то преступные действия необходимо пресекать, а за совершённым преступлением обязательно должно следовать наказание. Это работает именно так, и никак иначе.

Разумеется, бывают ситуации, когда ответить прямо «здесь и сейчас» невозможно в силу объективных причин. Это не страшно. Можно и позже, при первом же удобном случае. И чем раньше это произойдёт, тем позитивнее будет эффект. «Не забудем, не простим» — не просто красивые слова, а буквальное руководство к действию.

Деанонимизация преступников — это не только первый шаг в восстановлению законности, но и прекрасная профилактическая мера. Вы видите, как они этого боятся и, в принципе, правильно делают. Преступник должен жить в страхе.

Это же касается и их пособников. «Я не знал», «я выполнял указания», «это просто работа», «всё равно это сделал бы кто-то другой» не смягчают вину и не избавляют от ответственности.

Многие преступники и их пособники этого искренне недопонимают или надеются уйти от ответственности. Всем будет лучше, если эти заблуждения будут развеиваться ещё до совершения ими преступлений против народа.

Страх это нормально

На войне страшно всегда и всем (ну, разве что за исключением круглых дураков). Это нормально и даже хорошо. Бояться обязательно нужно, но только правильных вещей.

Силовикам нужно бояться неизбежной ответственности за исполнение преступных приказов, бояться, что начальство им лжёт, использует их, а затем бросит на произвол судьбы, бояться, что придётся врать детям о том, чем они занимались в 2020, бояться, что потеряют всё и останутся никому не нужными, презираемыми отбросами общества.

Вам же стоит бояться проиграть, потому что вас в этом случае ждут репрессии, а страну — деградация. Для тех, кому некуда и не с чем уехать, это будет очень тяжёлое время.

Забастовки, бойкот, саботаж

Слабость силовиков и чиновников заключается в том, что они похожи на паразитов — не могут существовать иначе как внутри общества, за счёт общества и с помощью общества. Резиновой дубинкой ни картошки не накопаешь, ни дом не построишь, ни машину не починишь.

Смысл забастовки не в том, чтобы лишить бюджет поступлений — на ОМОН денег в любом случае хватит, а не хватит, так займут. Сила забастовок в том, что они наглядно демонстрируют, кто здесь власть. Можешь отключить — значит контролируешь, поэтому забастовки — первый по важности инструмент протеста.



На первых порах регулярность и согласованность действий важнее длительности забастовки. Пусть это будут однодневные забастовки, но их охват должен расти. Вступайте в независимые профсоюзы и фонды взаимопомощи.

Бойкот и саботаж — вообще-то долг любого честного человека, которому предлагают стать соучастником преступления. Можешь помешать подлости — мешай, не можешь помешать — откажись, не можешь отказаться — хотя бы делай это плохо.

Автозаки не должны ездить, мобильный интернет не должен отключаться, пропагандисты не должны выходить в эфир, в зданиях тех, кто воюет с народом, не должно быть электричества и воды, и так далее.

Под давлением

Любой марш, даже самый мирный, это прямая угроза для силовиков, потому что на самом деле никто не знает, как могут обернуться события, если у кого-то сдадут нервы. Поэтому им всегда страшно и физически тяжело — попробуйте как-нибудь побегать целый день в полной боевой выкладке.

И не нужно позволять им с комфортом раскатывать по городу на автозаках и бусиках без номеров — во время массовых мероприятий дороги должны быть заблокированы. Пусть бегают.



Если акции идут непрерывно и в самых разных местах, у силовиков не остаётся времени и сил на прочие пакости.

Остаётся? Ну тогда пускай ездят по городу, снимают флаги, срезают ленточки, перекрашивают скамейки, караулят стены. Не жалейте ни ткани, ни краски.



Пусть устают, бесятся, пускай у них опускаются руки от того, что снятые флаги тут же вновь появляются на своих местах. Пускай слышат, что о них и их предводителе думает народ. Пусть от осознания бессмысленности своей работы им хочется напиться и уволиться.

Главные союзники
К счастью, на пути к свободе у вас есть безотказные и сильные помощники. И зовут их.. Альберт Эйнштейн Александр Григорьевич и Владимир Владимирович. Я серьёзно, между прочим.

Объективные законы развития общества не может отменить даже самый продажный парламент, поэтому авторитарные лидеры находятся в цугцванге: практически каждое их действие является вынужденным, ухудшая и без того слабую позицию. Это как тонуть в болоте: чем отчаяннее барахтаешься, тем быстрее уходишь в трясину.

Без их усилий протест был бы невозможен, да, в принципе, и не нужен, потому что их существование придаёт ему драйв и смысл. Они — наковальня, а мирные акции протеста — молот, который выковывает из уже разогретой, но пока аморфной массы людей нацию.

Каждый, кто нашёл в себе силы выйти на улицу, вывесить символы своей страны, отбить друга у бандитов, начать забастовку, уволиться из рядов силовиков, публично заявить о своей позиции, уже никогда не станет прежним.

Каждый, кого оштрафовали за флаг на балконе, кого избили на улице, кого скрутили в стенах своего же университета, кого арестовали за желание помочь людям, кого уволили за то, что не смог мириться с обманом, кого подвергали пыткам и издевательствам, в кого стреляли, становится личным врагом режима. А ещё у него есть близкие: друзья, родственники, коллеги, для которых случившееся не строчки на экране компьютера, и не кадры из ленты телеграмм-канала, а часть их жизни.

В мирный протест неизбежно будет вовлекаться всё больше и больше людей, а силовики позаботятся о том, чтобы они растеряли злость и не забыли, почему так необходимы перемены. Так победим.





Другие новости по теме:
Путин готов использовать армию для оккупации Беларуси Путин готов использовать армию для оккупации Беларуси
Протесты в Беларуси: Лукашенко уже проиграл, но без кровопролития не уйдет Протесты в Беларуси: Лукашенко уже проиграл, но без кровопролития не уйдет
Лукашенко: Беларусь никогда не будет частью России Лукашенко: Беларусь никогда не будет частью России
 
| |
 
 



Новости




Free counters!