Мы сами открыли ворота, мы сами... (продолжение) » Медиавектор. Независимое информационное издание
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос

Loading...



Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 


 
 

Мы сами открыли ворота, мы сами... (продолжение)

24-04-2010, 21:05 | Политика
Мы сами открыли ворота, мы сами... (продолжение)
Распил крыла

Авиация, двигателестроение и космос. Это три высокотехнологические сферы, где Украина и Россия чем-то напоминают сросшихся сиамских близнецов. Любое результативное движение требует определенной координации и взаимодействия. И наоборот — чрезмерные амбиции и несговорчивость лишь вредят делу. Но даже при таком взаимозависимом раскладе каждый готов считать именно себя хозяином положения. Ведь у каждого — своя голова на плечах…

Именно на таком фоне следует воспринимать все заявления об интеграции российского и украинского авиапромов, которые прозвучали накануне встречи президентов Украины и России. Как и проекты межправительственных соглашений на эту тему, появившиеся было в Интернете, но по результатам встречи в Харькове Виктора Януковича и Дмитрия Медведева так и не получившие какого-либо подтверждения. Хотя неназванные источники в российских СМИ убежденно говорили о том, что «Объединенную авиастроительную корпорацию» (ОАК) России устроит только контрольный пакет ОАО «Антонов». В противном случае исчезает возможность влиять на процесс. И не обязательно это будет 50% плюс одна акция. Речь может идти и о большем пакете. Переговоры продолжаются, никакое окончательное решение пока не принято. Создана специальная двусторонняя рабочая группа, которой даны указания подготовить к ноябрю предложения об условиях обмена акциями и ОАО «ОАК», и ОАО «Антонов».

Конечно, после газового финта с Черноморским флотом можно поверить во что угодно. Но напомню: желаемое и реальное — далеко не всегда одно и то же. Например, такой структуры, как ОАО «Антонов», просто нет. Есть государственное предприятие — без каких бы то ни было пакетов акций. Зато есть Стратегия развития авиапрома Украины, принятая еще в 2008 г. и действительно делающая ставку на использование рыночных механизмов для реформирования и развития отрасли. В частности, путем приватизации предприятий отрасли с привлечением иностранных инвестиций с учетом особенностей высокотехнологичной отрасли при сохранении влияния государства на принятие стратегических решений.

В соответствии с документом, приватизацию отрасли планировалось провести в 2011—2015 гг. после завершения до 2010 г. акционирования предприятий и создания на корпоративной основе хозяйственных объединений предприятий самолетостроения. Эти сроки, правда, сорваны. Но другого пути для украинского авиапрома просто нет.

Авиационные программы для отдельно взятой страны являются неподъемно ресурсоемкими, а рынок Украины слишком мал для того, чтобы создаваемые или производимые самолеты стали рентабельными проектами. В свою очередь каждая партнерская страна (будь то Китай, Россия, Индия или Иран) ориентирована на вовлечение в сложные проекты своих структур по максимуму. Как на организационном, так на научном и промышленном уровне. Особенно это верно непосредственно для Украины и России, которые совместно реализуют такие проекты, как серийное производство гражданских пассажирских машин Ан-140, Ан-148 и Ан-158, создание военно-транспортного самолета Ан-70, подготовка к возобновлению выпуска Ан-124 «Руслан», но уже его модернизированной версии.

Интересы Объединенной авиастроительной корпорации к Украине президент ОАК Алексей Федоров формулировал так: «В перспективе мы смотрим на интеграцию с украинским концерном «Антонов», в который, помимо самого АНТК, входит и киевский завод «Авиант», и Харьковский авиастроительный завод. Это предмет долгих и непростых разговоров. Консультации ведутся давно, но накладывается еще и непростая политическая обстановка. Это основное препятствие, потому что понимание у наших украинских коллег во многом совпадает с нашей оценкой. Но тут руководство наших стран должно договориться, иначе процесс никогда не пойдет».

Это было сказано в прохладном марте 2009 г., а уже в самом конце прошлого года министр промышленной политики Украины заявил, что «Украина готова к акционированию предприятий, входящих в состав государственного авиастроительного холдинга «Антонов», для последующего обмена акциями c российским ОАО «Объединенная авиастроительная корпорация». Для обмена пакетами акций необходимо провести корпоратизацию предприятий госхолдинга «Антонов» и создание АО. Это будет акционерное общество со 100-процентной долей государства».

Если на словах процесс уже пошел, то до окончательного результата еще весьма далеко. Хотя бы потому, что, кроме завершения юридического процесса корпоратизации и акционирования, государству не менее важно определиться, как сохранить влияние на дальнейшее развитие отрасли и продвижение бренда «Антонов» на новые рынки. Не менее важна ясность и с рыночной стоимостью материальных и нематериальных активов высокотехнологического национального достояния. В докризисное время осведомленные участники процесса упоминали едва ли не о 8—10 млрд. евро. Но в определении реальной цены вопроса, опять же, регулятором должны стать не закулисные договоренности, а признанные и прозрачные рыночно-экономические механизмы. Причем с большим количеством игроков, нежели одна Россия — даже при всей ощутимости глубины взаимопроникновения. Иначе велик риск снова услышать хрестоматийную фразу особы, приближенной к императору: «Торг здесь не уместен».

Что будет делать оппозиция?

Янукович дал оппозиции шанс обрести общую платформу. От которого она не смогла отказаться. Невзирая на абсолютно разные личностные мотивации, политический опыт и заслуги перед Отечеством тех, кто встал перед камерами и заявил о решении объединить свои усилия в борьбе за суверенитет Украины, общество получило позитивный сигнал. Тимошенко, Яценюк, Гриценко, Тарасюк, Мартыненко, Луценко, Зварич, Жибривский… (сочувствующие Кириленко и Катеринчук отсутствовали в Киеве, Кличко прийти остерегся). Безусловно, с одной стороны, в этом списке заключается большая ирония по отношению к вчерашним выходцам из власти. Но, с другой, и большая надежда на возможность «прыгнуть в будущее». В случае глубинной переплавки ряда политических команд в новых, формируемых Банковой условиях «абсолютной монархии». Однако это вопрос дальнейшей стратегии оппозиции, которая во многом зависит от амбиций и компетенции ее отдельных политических лидеров. Что касается ближайшей тактики в отношении поставленных перед страной вызовов, то она была согласована в четверг на совместном заседании в стенах парламента.

Так, в ВР уже зарегистрированы два проекта постановлений. Речь о неприемлемости соглашения между Украиной и Россией по ЧМФ, а также образовании временной следственной комиссии. Последняя, по мнению оппозиции, должна заняться расследованием возможного состава преступления в действиях президента и должностных лиц Кабмина при заключении и подписании известного соглашения. Непрозрачность принятия решения, сопряженная с беспрецедентными мерами секретности, а также исключение из цепочки обсуждения вопроса безопасности страны Верховной Рады, большинства министров и вице-премьеров, СНБО и общественности, по мнению оппозиции, дает ей право не только инициировать подобный процесс, но и рассчитывать на объективный результат.

В то же время, по нашей информации, оппозиционеры отклонили предложение о необходимости начать процедуру импичмента президента ввиду сложности, точнее, нереальности ее осуществления в рамках действующего законодательства. Кроме того, учитывая существующую двузначность в толковании статей Конституции в отношении правомочности пролонгации договора о базировании ЧФ РФ в Севастополе, а также политический расклад сил в Конституционном суде Украины, оппозиционеры не имеют возможности сделать основную ставку на юридическую защиту своей позиции. Потому решено всячески препятствовать ратификации соглашения большинством парламента. Программа максимум — сорвать. Программа минимум — оттянуть на неопределенный срок. Вплоть до блокирования парламентской трибуны.

Также в четверг было принято решение о создании комитета защиты Украины. Куда войдут представители парламентских и внепарламентских оппозиционных сил, а также общественных организаций. На этот счет уже ведутся консультации с Блоком Кличко и ВО «Свобода». В задачи комитета, по словам оппозиционеров, не будет входить дубляж действий оппозиционного правительства. Речь об обсуждении и продвижении в обществе тем, связанных с вопросами украинской государственности и суверенитета. А также оперативной реакции в случае, если власть на них покусится. В их перечне: флот, внеблоковый статус Украины, вступление в таможенный союз, газовый консорциум, русский язык, развитие атомной энергетики и авиастроения, свобода слова. Насколько живучим окажется это по сути стратегическое и долгосрочное начинание — пока вопрос. Ведь сегодняшняя оппозиция — она как ртуть. Топнули — и рассыпалась.

Параллельно речь идет о привлечении на свою сторону неравнодушной общественности в центре и на местах. При этом одним из ключевых шагов на данном этапе можно считать решение об отказе финансово мотивировать участников уличных акций. Оппозиционеры поясняют это не только некими восторжествовавшими моральными принципами, но и желанием составить истинное представление о количестве своих сторонников.

При том, что оппозиция уже собрала 150 подписей с требованием провести внеочередное заседание ВР в субботу и направила их спикеру парламента, есть большие сомнения в том, что такое заседание состоится. Тем не менее депутаты от оппозиции, как и их сторонники, которых Тимошенко успела пригласить под стены ВР, придут в зал. Основные же события, скорее всего, будут перенесены на плановое заседание парламента во вторник. Где, собственно, оппозиция и начнет реализовывать свою стратегию.

В то же время, налицо риски, связанные с устойчивостью созданного оппозиционного объединения. С одной стороны, фактор Тимошенко. Экс-кандидат в президенты хоть и подрастеряла свой рейтинг, однако не характер. При этом, ее демонстративная сдержанность в момент совместного заявления говорит о том, что Тимошенко не может не понимать, что ассоциативный ряд «Тимошенко, Соболев, Губский…» изрядно проигрывает списку «Тимошенко, Яценюк, Гриценко…». Более того, такой формат может облегчить силовой прессинг на экс-премьера, бывшие подчиненные которой по шесть часов рассказывают прокурорам, куда и как тратили бюджетные деньги. Таким образом, Юлия Владимировна обречена на сговорчивость. Сегодня и сейчас. Правда, насколько ее хватит — тоже вопрос.

С другой стороны, миной замедленного действия выглядит в этой истории персона Арсения Яценюка. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке в сборной солянке оппозиционеров. Камера не врет. Да и Юлия Владимировна, рассказывают, до последнего отбивалась от необходимости приглашать Арсения Петровича на большой хурал. И, тем не менее, оппозиция дала обществу, по меньшей мере, визуальную надежду на то, что в Украине:

а) оппонировать власти будет единая команда;

б) вопросы, связанные с суверенитетом и безопасностью страны, будут озвучены, а не заболтаны;

в) демократический принцип плюрализма власти и оппозиции будет соблюден.

Стоит отметить, что действия Януковича сегодня поставили под сомнение не только возможность продолжения работы ВР, но и неоднократно проанонсированное регионалами увеличение парламентской коалиции. Центростремительные процессы начались в «НУ—НС». Последние заявления Балоги и Ульянченко говорят о том, что многие депутаты, давно записанные в потенциальные «тушки», сильно задумались над своими дальнейшими действиями в ВР. «Одно дело бороться с кризисом вместе с Януковичем, совсем другое — сдавать национальные интересы», говорят депутаты. По-видимому, вспомнившие про электорат.

«...Прокинулись — нема нічого»

Президент — это не просто должность. В государстве, которое никак не состоится, президент — это звание. В каком-то смысле, народное. Ибо народ, давно во всем разуверившийся, легковерно ждет чудес от всякого новоявленного гаранта. Высокий кредит доверия, выдаваемый раз в пятилетку, — наглядная тому демонстрация. Все реже демонстрируя готовность что-нибудь отстаивать, народ упорствует в своем химерном праве избирать себе повелителя без посредников. Он, народ, давно себя ищущий и никак не обрящущий, похоже, нуждается в президенте инстинктивно. По большому счету, коллективные поиски самого достойного — едва ли не единственное, что время от времени превращает жителей разных областей в некую общность. Всем хочется, чтобы первый по званию был похож одновременно на проницательного поводыря, мудрого пастыря, искусного лекаря, умелого тренера, хозяйственного завхоза и энергичного прораба. Человека, который бы нас наконец-то объединил. Всякий раз робкая надежда сонно поводит ослабевшими крылышками. Может, этот знает, как? Может быть, в этот раз повезет?

Пока не везет. Но до сих пор спрос невольно и неотвратимо корректировал предложение. Каждый властитель пытался если не быть, то хотя бы казаться президентом всех в этой стране. С их многообразными условностями и предубежденностями, ритуалами и традициями, ценностями и мифами, с их нелепыми капищами и величавыми святынями. Не мог понять — учился принимать. Не получалось любви — стремился понравиться. Не складывалось с хорошей игрой — репетировал хорошую мину. Не выходило умнеть — скрывал глупости. Хотя бы некоторые. Хотя бы иногда. Не получалось скрывать — хотя бы стыдился.

Кравчук, Кучма и Ющенко. Едва ли кто-то из этой троицы в полной мере соответствовал званию «отца народа». Но каждый хотя бы старался. Владение булавой обязывало время от времени видеть в народе не только часть населения, отдавшую за тебя голоса. В государстве — не только инструмент личного обогащения. В слове «Батьківщина» — не только название партии, возглавляемой Тимошенко. Скромный в бою Кравчук тренировал умение принимать жесткие решения и врачевал самоуверенность в дискуссиях с оппонентами. Несговорчивый и угловатый Кучма обретал необходимую гибкость и обрастал здоровыми рефлексами. Ленивый, блазированный Ющенко невольно и недовольно учился исполнять правила, принимать условности.

Президентская жизнь утомительна. Она насильно учит ответственности за всех и за все. Отличников в этой учебе у нас не было. Но наблюдались попытки быть прилежными. Наши гаранты отнюдь не преуспевали в деле «сшивания» страны. Но все трое панически боялись разлома. От вероятных глупостей, грозящих невероятными последствиями, их берег если не патриотизм, то инстинкт самосохранения.

Янукович заступил на пост номер один два месяца тому. Понять, какой из него реформатор, пока невозможно. Какой из него администратор, мы знали и до этого. Какой из него блюститель Конституции, даже говорить не хочется. Какой из него оратор, в принципе, не так уж важно. Какой из него Верховный главнокомандующий, Бог даст, не узнаем никогда.

Но быть вождем для всех он не то, чтобы не может. Он не хочет. Он не то, чтобы не понимает, как. Он не понимает, зачем. К чему почтительность к святыням, которым ты не поклоняешься? Уважение к традициям, которые ты не соблюдаешь? Терпение к былинам, которые ты не слышал? К чему бережность к тому, что нельзя положить в банк?

Трудно сказать, что для него означает понятие «Родина», но легко предположить, что о многообразии речи не идет. Его мир узок и прост. Все, кого он не может построить, — враги. Все, что он не может застроить, его не интересует. Скорее, всего его Родина не СССР, и не Донбасс. Его родина — Межигорье.

Даже двух месяцев достаточно, чтобы понять, сколь велико его нежелание учиться. Зачем? Читать, писать и, главное, считать он уже научился. Пускай и с ошибками. Которые могут оказаться роковыми.

Потому что никто так поспешно не разрывал страну, схваченную на живую. Зачем мастерство белошвейки тому, кто так ловко управляется с бетономешалкой?

Страна быстро выяснила, что ей не нужны экзамены по украинскому языку в вузах, украинский дубляж в кино и украинский перевод на телевидении. Ей пояснили, что она куда сильнее нуждается в обязательном изучении русской литературы в школе. Едином с россиянами уроке памяти. Общем с россиянами учебнике по истории. Общем с россиянами параде. И просто русском государственном телеканале.

И это не оказалось бы столь болезненным, если б не было оскорбительной выставки в «Украинском доме», организованной с подачи депутата от Партии регионов. Идеи с возведением памятника Сталину, в которой не увидели ничего скверного члены правительства Януковича. «Красного знамени в законе» — очередной интегрирующей идеи крымского парламента, возглавляемого регионалами. Решений о незаконности присвоения звания Героя Бандере и Шухевичу, принятых донецким судом. Георгиевской ленточки, ассоциирующейся не столько с давней великой победой, сколько с недавней модой, принятой в «Великой России».

Список этот можно продолжать долго. Но к чему? Виктор Федорович не увидит в перечисленном ничего плохого. Для него это так же естественно, как обращаться с первой монаршей речью к согражданам по-русски. Как поднимать тост в Великий Пост на банкете в свою честь. У него свои представления о патриотизме и христианстве. И о демократии. Он не видит ничего худого в том, что договор, затрагивающий судьбу страны и перспективы поколений, готовился в невиданных даже для кучмовских времен условиях келейности и непрозрачности.

Улыбка Януковича после подписания харьковских соглашений сияла победительным лакейством. Невозможным ни для кого из его предшественников, как бы к кому из них мы ни относились.

Виктор Федорович подписал харьковский пакт и указ о торжественном праздновании 20-летия провозглашения суверенитета Украины в один день. Очевидной иронии Янукович не поймет. А то, чего он не понимает, для него не существует. Украинское уходит из страны, как кровь из вспоротых вен. Тихо и смертельно. И если эта страна умрет, он ,скорее всего, этого не заметит.








Другие новости по теме:
Леонид Кучма: Леонид Кучма: "Без перемен в самом строе и духе нашей жизни у нас нет буду ...
Плач Владимировны Плач Владимировны
Евгений Копатько: Евгений Копатько: "Покушения на демократию у нас есть всегда, когда обостр ...
Тимошенко с Зубковым будут вместе строить самолеты. ФОТО Тимошенко с Зубковым будут вместе строить самолеты. ФОТО
Иван Бокий: «Пять или шесть послов уйдут в отставку, если МИД возглавит Огр ... Иван Бокий: «Пять или шесть послов уйдут в отставку, если МИД возглавит Огр ...
 
| |
 
 



Новости







Free counters!