Слово власти против власти слова » Медиавектор. Независимое информационное издание
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос

Loading...



Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 


 
 

Слово власти против власти слова

12-07-2010, 12:11 | Политика
Слово власти против власти словаЕдва ли не единственным неприятным мессиджем, который резал уши новой украинской власти во время довольно комплиментарного для официального Киева визита госсекретаря США, стали заявления Хиллари Клинтон о поддержке гражданского общества и соблюдении прав и свобод украинцев. О внимании Запада к свободе слова и собраний посланница президента Обамы говорила в разных аудиториях — на встрече с президентом Януковичем и со студентами, с журналистами и своим коллегой — министром иностранных дел Константином Грищенко. Еще жестче это требование прозвучало на следующий день в Кракове на саммите «Сообщества демократий», участники которого обсуждали недопустимость сворачивания свобод в Украине и зафиксировали эту позицию в специальной резолюции.

В ответ украинские власти как мантру повторяют столь милые западному уху слова о своей абсолютной преданности принципам демократии и свободы слова, осознавая, что эта тема — едва ли не главный раздражитель в оценке действий новой команды со стороны США и ЕС. Власть в самом деле стремится, чтобы внешне эти заклинания услышали, намного меньше заботясь о своем демократическом имидже внутри страны. И понятно почему. Как свидетельствуют социологические опросы, проблемы свободы слова не являются приоритетными для общества. Граждане, которых прежде всего беспокоят рост цен, коррупция, безработица, бесконечные эксперименты с образованием и отсутствие нормальной медицины, никоим образом не связывают решение этих проблем с обязательным развитием гражданского общества. Осознание того, что только демократическая страна может быть зажиточной, так и не стало украинской национальной идеей. Поэтому на многочисленных телевизионных шоу аудитория радостно голосует за готовность отдать часть своих свобод в обмен на дешевый газ. Поэтому никого (кроме разве что самих журналистов) особо не волнует, что для наших неофитов желанным остается пример Кремля, которому в течение двух лет удалось укротить некогда своенравную и свободолюбивую российскую прессу.

Хотя, если быть откровенными, многие проблемы в отношениях украинских властей и медиа имеют давний и системный характер. Просто нынешняя команда, окрыленная победами на всех фронтах, решила голыми руками взять и четвертую власть.

Пожалуй, первым фактом, который вынудил журналистское сообщество громко заговорить о «российском сценарии» и начале зачистки информационного пространства, стало давление Службы безопасности Украины на Национальный совет по телевидению и радиовещанию по поводу результатов последнего конкурса на получение вещателями ТВ-лицензий. Впервые в истории работы Нацсовета спецслужба обратилась к этой структуре с требованием предоставить все документы, касающиеся скандального конкурса, а также заверенные копии личных дел членов совета, приказов об их назначении, справки о принятии присяги госслужащего и т.п..

Хотя на этом письме родом из 37-го года стояла подпись тогдашнего зама главы СБУ А.Присяжнюка, телевизионное сообщество увидело за ним уши другого зама — Валерия Хорошковского. Более того: бывшие члены Нацсовета откровенно заявляли, что на них давили с требованием «правильно» голосовать во время скандального заседания и отдать группе «Интер» все(!) лицензии, выставленные на конкурс. Когда же Национальный союз журналистов попытался выяснить позицию президента Януковича в вопросе правомерности таких действий СБУ, то получил письмо от Генпрокуратуры Украины, в котором указано, что «Службой безопасности Украины при наличии соответствующей информации на основании ст.6 Закона Украины «О контрразведывательной деятельности» в феврале 2010 года начата проверка соблюдения служебными лицами Национального совета Украины по телевидению и радиовещанию законодательства при проведении вышеупомянутого конкурса и выдачи лицензий». Вот где контра окопалась и где подрывная работа ведется!

Не для того ли, чтобы зачистить Нацсовет от неблагонадежных, впервые туда не допустили ни одного выдвиженца от оппозиции и журналистских общественных организаций. Если откровенно, то каждая власть добивалась полного контроля над этим органом. Нацсовет всегда был лояльным к Банковой и внимательным к просьбам оттуда. Ведь четверка его членов назначается президентом, четверка — Верховной Радой, для принятия положительного решения нужны пять голосов, так что любая власть всегда имела шесть-семь лояльных «регуляторов». Ни один состав Нацсовета не обошли скандалы, обвинения в лоббизме и коррупции, невнимании к мелким вещателям и лояльности к олигархам, но членам этой влиятельной структуры удавалось находить компромисс, раздавать каждой сестре по серьге, как-то удовлетворять лицензионные аппетиты медиасобственников. При этом в Нацсовете всегда работали один-два выдвиженца от оппозиции.

Нынешняя власть решила не церемониться и не отдавать ни одного места чужакам. В результате избрание новых членов Нацсовета просто разъярило медиасреду.

Именно в те минуты, когда президент Янукович на очередном высокопарном собрании поручал своим подчиненным разработать программу формирования президентского кадрового резерва, к которой привлечь профессиональных и перспективных, его соратники голосованием демонстрировали, как они понимают кадровую политику лидера. В Нацсовет направили работать Оксану Елманову, сестру главного таможенника страны и племянницу депутата-регионала. Эта дама сколотила немалое состояние на недвижимости. Еще более экзотичным стало назначение Евгения Баранова, который до того занимался продажей лекарств, а еще... руководил предприятием по переработке и утилизации мусора. Теперь эти достойные граждане будут разгребать свалки мусора в украинском медиапространстве. Журналистские профсоюзы, выставлявшие своих претендентов, расценили это назначение и как прямое нарушение закона, который требует от кандидатов профильного образования и пятилетнего стажа работы в журналистике, и как откровенную пощечину телеиндустрии. Независимый профсоюз и НСЖУ рассматривают возможность подачи иска против Верховной Рады за нарушение закона. И если дело будет выиграно, то это станет едва ли не первым прецедентом, когда Верховной Раде дадут по рукам за незаконные кадровые назначения. Между тем общественные организации обратились к президенту Украины с просьбой назначить по своей квоте на свободную вакансию в Нацсовете их представителя. Со стороны Виктора Федоровича это был бы красивый жест, который бы засвидетельствовал его уважение к позиции журналистских союзов. Но реакции на эту идею с Банковой еще нет.

Не учитывает нынешняя власть и потребности журналистов в усовершенствовании законодательства в информационной сфере. Только в последний день сессии коалиция внесла на второе чтение законопроект №2763 "О доступе к публичной информации", который должен значительно облегчить общение журналистов с органами власти. Потому что сокращает сроки подачи ответов на информационные запросы до пяти дней, а в чрезвычайных ситуациях — до 48 часов с момента получения запроса, и устанавливает ответственность за отказ или промедление с предоставлением информации. Но, несмотря на обещания, выданные властью профильному парламентскому комитету, в «талмуде Чечетова» против закона ко времени выхода статьи все еще стоял «минус»... Несмотря на обещания спикера Литвина, Верховной Раде и на этой неделе не хватило времени на рассмотрение законопроектов №6447, 6447-1 Арсения Яценюка и Елены Кондратюк, расширяющих понятие «цензура» и значительно ужесточающих ответственность за нее, устанавливающих уголовную ответственность владельцев и менеджеров за давление на журналистов. Эти законы получили одобрительную оценку экспертов, ведь сегодня доказать факт цензуры в Украине почти невозможно. Представители власти говорят, что ни президент, ни премьер на журналистов не давят, при этом все прекрасно понимают, что лояльность новостей обеспечивается через прямые договоренности с владельцами каналов, которые меньше всего хотят ссориться с властью.

Сегодня слово оппозиции мало что значит в сессионном зале. Как свидетельствуют последние голосования, даже если в законы вносятся лексические или грамматические поправки авторства оппозиционных депутатов, они все равно не голосуются «из принципа», не говоря уже о серьезных законопроектах.

Непонятной казалась позиция фракции ПР, не давшей ни единого голоса за создание ВСК по вопросам расследования фактов цензуры и давления на журналистов, за формирование которой накануне единогласно проголосовал профильный парламентский комитет (в том числе и регионалы, работающие в нем). ВСК создана по требованию самих журналистов, которые в последние месяцы демонстрируют завидное единство в вопросе защиты права на профессию.

Свое неголосование регионалы объяснили тем, что им не известны факты давления на прессу.

То есть заламывание бодигардами президента журналиста СТБ Сергея Андрушко — это осуществление ими охранных мер (кстати, прокуратура отказала в открытии уголовного дела по факту применения силы против журналиста, а потом все же обратилась с просьбой предоставить видеосъемку инцидента, хотя, казалось бы, должно быть наоборот: сначала изучите фактаж, а потом принимайте решение). Агрессия бойцов «Беркута» против журналиста «Нового канала» Сергея Кутракова, снимавшего выставку в Украинском доме, это реакция на то, что он пришел на событие без письменного поручения редакции. Заявление директора ТВі Николая Княжицкого о слежке и незаконном сборе информации о нем — это паранойя. Утверждение «5 канала» и ТВі о конфликте интересов с участием председателя СБУ, являющегося одновременно самым крупным медиавладельцем, — это бизнес-разборки владельцев, в которые втягивают журналистов (кстати, до сих пор нет реакции самого президента на скандал, вышедший за пределы Украины. «5 канал» и ТВі впервые в украинской истории лишили лицензий через суд. Хотя представители телеканалов обжаловали указанное решение и дело еще находится на апелляции, этих вещателей начали отключать от передатчиков, ссылаясь на соответствующее письмо председателя Нацсовета). Так же не замечают представители власти перекоса в новостях, из которых почти исчезли критические сюжеты о действиях правительства.

Безусловно, в самых демократических странах о власти пишут больше, чем об оппозиции, и это естественно. Но предъявляют факты, а не панегирик. И даже если украинская оппозиция находится в разбалансированном состоянии и в последнее время нечасто радует журналистов интересными информационными поводами, все же должен сохраняться определенный баланс. Именно с этим и начинаются вопросы. Как свидетельствует исследование компании PRP, мониторинг эфира центральных телеканалов на протяжении мая показывает: представители власти вспоминаются в новостях почти в два раза чаще, чем представители оппозиции.

Руководителям партии власти трудно объяснять, почему с первых месяцев работы так много ошибок допущено в деликатном вопросе построения цивилизованных отношений между властью и медиа. Ведь и в АП, и в КМУ, и в СБУ есть немало людей, хорошо понимающих репутационные потери власти от бестолковых действий некоторых ее слишком усердных представителей. Но при этом упрямо продолжают наступать на те же грабли и ссориться с журналистами.

Свертывание свобод и ощущение закручивания гаек в телевизионных новостях, препятствование журналистам в работе, грубые случаи откровенного давления, особенно со стороны силовых структур и региональных органов власти, вынудили украинских медийщиков объединиться и заявить о первых признаках цензуры. Примечательно, что журналисты начали защищаться еще тогда, когда случаи цензуры не носили системного характера, потому что очень хорошо помнят, к чему привело их молчание в 2003—2004 годах. Трудно переоценить важность гражданской позиции, продемонстрированной сегодня представителями четвертой власти. Они действительно защищают свое право на профессию и, похоже, достигли первых промежуточных результатов. По крайней мере в неофициальных разговорах, во время выступлений на заседании ВСК по расследованию фактов цензуры и репортеры, и менеджеры сознаются, что прекратились истерические звонки из властных кабинетов, да и сами руководители служб новостей дали определенную свободу репортерам в освещении тем. Кстати, представитель Генеральной прокуратуры, присутствовавший на этом заседании, рассказал, что сегодня возбуждено 23 дела по фактам давления на журналистов. Интересно, сколько из них дойдет до суда и в скольких случаях будут названы виновными те, кто препятствовал работе журналистов? По крайней мере, «антицензурная» ВСК будет отслеживать судьбу этих уголовных дел.

Журналисты хотели бы, чтобы политики из всех лагерей не спекулировали на теме свободы слова, а решали проблемы отрасли в соответствии со своими полномочиями — в частности, адекватными кадровыми назначениями и усовершенствованием законодательства. В медиасреде четко усвоили правило: спасение утопающих — дело рук самих утопающих, и решили бунтовать при первых признаках внедрения темников. Нужно только приветствовать эту позицию. Но зритель ожидает от репортеров не только гражданской позиции, но и позиции профессиональной. Вопрос профессиональных стандартов, содержания и ответственности стоит в украинской журналистике так же остро, как и в политике. Понимание четвертой властью важности этой проблемы — залог доверия общества к медиа, веры в силу слова. Готовы ли украинские журналисты выполнить эту миссию, не менее сложную, чем борьба за право на профессию? Ведь существует реальная опасность (и ее признают сами коллеги), что борьба за свободу слова и присутствие в эфире разных политических сил в период избирательной кампании будет содействовать появлению в новостях неограниченного количества проплаченных сюжетов, которые будут подаваться под соусом плюрализма мнений. То есть «Стоп, цензура!» (имею в виду идею, а не акцию) приведет к другому результату — «Привет, «джинса»!

Существует опасность спекуляции на тему цензуры — когда откровенно слабенький журналистский материал, снятый с эфира из-за профессиональной беспомощности автора, тем же автором будет представляться как подцензурный текст. Возможно, меня будут критиковать коллеги, но, думаю, не все факты, квалифицированные сегодня журналистами как цензура, таковыми являются. Например, по моему мнению, присутствие или неприсутствие в новостях сюжета о мокром президенте, на которого упал венок, — это вопросы журналистского вкуса. Это скорее курьезный случай, а не новость. Но слепить такое веселое видео намного проще и приятнее, чем подготовить сюжет о потерях от Стокгольмского арбитража, бюджетных злоупотреблениях или о драматичности нынешних украино-российских отношений.

Журналисты, безусловно, правы, когда говорят, что и некоторые товарищи из властей, и кое-кто из нынешней оппозиции во многом похожи в своей оценке роли журналистики и в попытках ее приструнить. Но все же команде Януковича досталось от предшественников хорошее наследство: они получили демократическую страну, в которой существует свобода слова и есть журналистика. Было бы хорошей услугой для Украины, если бы это достояние сохранилось. Сохранилось реально, а не как «пурга» для западного уха.






Другие новости по теме:
Журналисты поставили оценку свободе слова в Украине Журналисты поставили оценку свободе слова в Украине
Власть может освободить от Власть может освободить от "свободы слова"
6 июня журналисты отмечают свой профессиональный праздник 6 июня журналисты отмечают свой профессиональный праздник
Журналисты СТБ заявили о системной цензуре на телеканале Журналисты СТБ заявили о системной цензуре на телеканале
"Русский вариант" и его перспективы в Украине
 
| |
 
 



Новости







Free counters!