О массовых фальсификациях заявляют все партии, кроме ПР » Медиавектор. Независимое информационное издание
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос




Календарь
«    Октябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031


 
 

О массовых фальсификациях заявляют все партии, кроме ПР

1-11-2010, 21:57 | Интервью
О массовых фальсификациях заявляют все партии, кроме ПРРусскоговорящие «международные» наблюдатели не видят нарушений… Добкина с Кернесом избирали в основном «на дому»?..

Подсчет голосов в Запорожье так и не был возобновлен.

А значит, власть, изо всех сил обеспечивающая себе победу с убедительным перевесом и известным в Украине способом, поняла, что это «убедительная победа» может не получиться. Как проходит подсчет голосов? Как оппозиционная партия планирует защищать свои голоса, учитывая, что закон не предполагает объявления выборов недействительными? Об этом мы говорим с народным депутатом Украины от БЮТ, отвечающим за юридическое сопровождение кампании «Батькивщины», Сергеем Власенко.

Сергей Владимирович, вчера были обнародованы данные экзит-полов выборов в местные органы власти. Вы бы не могли перевести цифры экзит-полов в число конкретных депутатов в местных органах самоуправления. А то как-то непонятно, 23 тысячи разных видов выборов – и общенациональные проценты по каждой политсиле…

Меня несколько удивляют эти так называемые национальные экзит-полы, которые непонятно как суммируют данные по разным выборам, разным регионам и говорят о поддержке той или иной политсилы. Вчера, напомню, прошли не единые выборы. В каждом населенном пункте несколько выборов. В каждом селе параллельно избирали депутата сельсовета, сельского председателя, депутата райсовета, депутата областного совета. При этом двое последних выборов происходили по мажоритарке и по партийным спискам. Поэтому это все разные выборы.

БЮТ не проводил на всех территориях сплошные параллельные подсчеты, но мы проводим параллельные подсчеты по отдельным регионам. В чем-то они отличаются от уже обнародованных экзит-полов, в чем-то совпадают, но незначительно.

Интересны данные по голосованию на дому, которые не попали ни в какие экзит-полы. Так вот, по данным общественной организации «Опора», которая занимается независимым мониторингом избирательной кампании, 32% избирателей проголосовали на дому в Харьковской области и 21% в Закарпатской области и 17% в Винницкой области. Это сказочные цифры.

То есть, можно предположить, что к 32% «своих» избирателей Добкин и Кернес пришли с бюллетенем к ним домой. Попробуй отказать таким парням.

Мы пока не комментируем. Мы пока говорим о тех данных, которые мы имеем из своих, а также независимых источников. Таких источников мало, но они есть.

Я не имею в виду Комитет избирателей Украины, учитывая, что руководитель КИУ стал заместителем главы Секретариата президента, да и сейчас их позиция остается весьма специфической. Об их независимости говорить сложно.

Но «Опора» - реально независимая структура, которая говорила и то, что не нравилось нам, но мы признаем, что они объективны.

Власть готовила выборы в несколько этапов. Первый этап – подготовка фальсификаций: изготовление пробных бюллетеней, которые печатались буквально в каждой подворотне, комплектация ТВК, фальшивые «Батькивщины», снятие и арест рейтинговых кандидатов. Второй этап, собственно, день голосования: «карусели», продажа голосов. Вчера показали сюжет, как массово видны вспышки фотоаппаратов в кабинках, люди фиксировали свой выбор камерами и мобильными телефонами. Третий этап – подсчет голосов, искажение данных протоколов, выбрасывание протоколов через окно. На каком из этих этапов власть преуспела и изобрела что-то новое?

Вы правы в том, что подготовка к фальсификациям началась с формирования территориальных и участковых комиссий. Там установлен тотальный контроль со стороны партии власти. По закону, субъектами избирательного процесса выступают местные организации политических партий. Закон дал возможность «регионалам» укомплектовать ТИКи своими людьми и сателлитами. Привязка к партиям не требовалась. По закону, единым критерием стал так называемый опыт. Дальше пошли пробные бюллетени, а потом карусели…

Нами зафиксированы «карусели» в Одессе, Белой Церкви, в Крыму. Это то, что нами было отмечено вчера по состоянию на десять часов вечера. При этом ряд представителей других оппозиционных политсил зафиксировал свои данные по «каруселям» в других регионах.

Я бы обратил внимание на такой механизм – когда в бюллетень для голосования вносятся ошибки. Либо неправильно записывается фамилия, либо отчество, либо не та партийность, либо нет округ… Последнее значит то, что человек агитировал, провел кампанию, а его отправляют в другой округ. Кандидата лишают возможности баллотироваться, где он агитировал, а людей голосовать за того, кого они знают. И почему-то такие «ошибки» в 99% случаях касаются «Батькивщины».

Трудно сказать, на каком из этапов власть была более изобретательна. В Тернополе, например, механизм был такой. Медики, голосуя за «регионалов», в квадратике в своем бюллетене должны были ставить букву «м», учителя - букву «о», работники библиотек - букву «к», работники санстанций букву - «с». На каждом участке сидел представитель ПР, который должен был докладывать, сколько «м», «к», «о», «с» проголосовали за партию власти. По этим значкам будет делаться анализ. В Одессе, говорят, на стадионе СКА собрали тысячу бомжей, прописали и отправили голосовать.

А где уголовные дела? Ситуация в Белой Церкви, о которой говорили ваши наблюдатели, когда бюллетени выбрасывали через окно, - это ведь преступление.

Конечно же, мы готовим и подаем заявления. Прилагаем соответствующие акты. Но уголовные дела возбуждаем не мы, а правоохранительные органы. После того, как в Харькове и Ивано-Франковске было обнаружено очень большое количество напечатанных бюллетеней (190 тысяч для Ивано-Франковской области – это колоссально много), то прокурор ответил: да, мы провели проверку и обнаружили бюллетени. Но, мол, не обнаружили умысел, что эти бюллетени готовились для фальсификаций. Поэтому мы сделали выводы, что они были напечатаны ошибочно...

Я предлагаю вспомнить дела 2004 года. Нас в 2004 году спрашивали, почему не возбуждены уголовные дела. Но тогда и судьи, и население понимали, что это невозможно. Ситуация в отношении правоохранительной системы сегодня точно такая же. Если в абсолютно очевидном деле, касающемся 190 тысяч лишних бюллетеней, нам говорят, что это ошибка и дело не возбуждается, то что говорит об остальных?

Сейчас в Украине появилось огромное количество международных наблюдателей с чисто русскими фамилиями, которые говорят, что они «не дадут дискредитировать выборы в Украине».

Есть наблюдатели, которые говорят, что никто не стоял в очередях, что в Белой Церкви бюллетени не выбрасывали из окна, что не было «пробных» бюллетеней, а «Батькивщину» не пустили на выборы вполне «демократично» в наиболее рейтинговых для нее регионах… И все это, утверждают эти якобы наблюдатели, является признаком демократичности выборов. Может, они имеют право на такие суждения? Но при этом каждый из нас имеет право оценить правдивость или лживость таких наблюдателей.

Есть одна особенность выборов. Это первые выборы за последние пять лет, когда о массовых фальсификациях заявляют все участники избирательного процесса, кроме правящей партии.

«Сильная Украина», которую возглавляет вице-премьер, говорит о фальсификациях, Компартия, которая тоже при власти, заявляет о сумасшедших фальсификациях. Я уже не говорю об оппозиционных партиях. Все говорят, что применялся админресурс.

Какие самые болевые точки кампании для «Батькивщины»?

Киевская и Львовская области, Тернополь, Луганск, где нас просто не допустили до выборов… Эта самые болевые точки и наши, и наших избирателей.

Вчера услышала, как глава, по-моему, Луганской ТИК, сказал: мы не сняли с выборов депутатов от лже-«Батькивщины», поскольку областная конференция партии отозвала их после того, как они были зарегистрированы. То есть, руководству партии ответили так: извините, но раз они первые сказали, что они кандидаты от «Батькивщины», значит, мы вам не верим.

Это не первая и, увы, не единственная «бредовая» аргументация, которую мы слышим в отношении партийных клонов на протяжении четырех месяцев. Именно столько времени мы боремся с этим явлением. Партия регионов придумала себе тезис, мол, это «разборки» БЮТ. Извините, это не разборки в БЮТ, это борьба БЮТ с украинскими судами и Министерством юстиции, которое вопреки закону присвоило себе право решать, кто является руководителем той или иной партийной организации «Батькивщина». Нет ни одного украинского закона, который бы говорил, что Минюст имеет право регистрировать какие-либо изменения в руководящем составе политпартий. Они просто ведут реестр и принимают к сведению ту информацию, которую предоставляют политические партии о своем руководстве.

В ответ на аргумент, что это «внутренние разборки «Батькивщины», я могу сказать следующее: четыре раза мы проводили областные конференции «Батькивщины». Последнюю из них проводила лично Юлия Владимировна, мы пригласили журналистов, представителей дипмиссий и посольств, которые видели, как это все проходит. И только спустя две недели Минюст зарегистрировал главой Киевской парторганизации Константина Бондарева, понимая, что им некуда деваться. При этом ТИК до последнего дня пыталась не снимать с регистрации списки партии, которые к «Батькивщине» не имеют никакого отношения.

То же самое, напомню, происходило в Печерском суде. Там вдруг появляется два иска. Один за подписью Владимира Майбоженко, который возомнил себя главой киевской партийной организации, второй – Ивана Деньковича, который почему-то решил, что он возглавляет Львовскую организацию. Почему-то иски зашли за один день, за один день были расписаны председателем, за один день попали к судье, который сидит в другом помещении. Этот судья за один день иски удовлетворил и позволил им составлять избирательные списки. Такая работа судов не проблема «Батькивщины», такие суды – проблема государства.

В Украине отсутствует механизм объявления выборов местного самоуправления недействительными. Как вы будете защищать своих депутатов?

Согласен, такой механизм действительно отсутствует. Отсутствие права объявления выборов недействительными – это механизм, заложенный правящей партией как возможность ухода от ответственности за фальсификации. Хотя для нормального человека понятно, если крупнейшая оппозиционная политическая партия не смогла принять участия в выборах, то в этот совет нужно проводить повторные выборы.

Но у нас есть ряд возможностей. Одни лежат в юридической плоскости, другие в политической. Мы все равно будем обращаться в суды. Пусть суды принимают те решения, которые считают нужными принять. Решения судов, не признающих фальсификации, станет проблемой государства, которое обеспечивает такое правосудие.

Я не исключаю обращения в неукраинские юридические инстанции.

Если говорить о политике, то мы должны подтвердить, что эти выборы прошли с грубейшими нарушениями закона. Эти выборы ни в коем случае нельзя признавать ни демократическими, ни цивилизованными, ни корректными, ни нормальными в понимании нормальных стран. И величайшая опасность в том, что на этих выборах действующая власть отрабатывала механизмы всех дальнейших выборов. Если они получат некое молчаливое согласие украинского и международного сообществ и поймут, что им благословили эти выборы, позволив использовать фальсификации в дальнейшем, то, по моему мнению, демократия в Украине закончится. Тогда выборов в Украине не будет.








Другие новости по теме:
Местные выборы: власть получает «неуд» Местные выборы: власть получает «неуд»
Янукович победил по данным всех экзит-поллов Янукович победил по данным всех экзит-поллов
Фальсификациям - да? Фальсификациям - да?
В Секретариате Ющенко подозревают Донбасс в наглой фальсификации В Секретариате Ющенко подозревают Донбасс в наглой фальсификации
Игорь Попов: «Могут возникнуть серьезные основания для отмены выборов» Игорь Попов: «Могут возникнуть серьезные основания для отмены выборов»
 
| |
 
 



Новости




Free counters!

Анализ сайта mediavektor.org