Египет: после революции » Медиавектор. Независимое информационное издание
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос

Loading...



Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 


 
 

Египет: после революции

13-02-2011, 00:33 | Мир
Египет: после революции11 февраля 2011 года в Египте официально закончилась 30-летняя эпоха правления Хосни Мубарка. Вице-президент Египта Омар Сулейман в своем непродолжительном выступлении по государственному телевидению сообщил, что с этого дня власть переходит к Высшему совету вооруженных сил, который возглавляет министр обороны страны Мохаммед Хусейн Тантави.

Накануне, 10 февраля Хосни Мубарак сам выступил в телевизионном обращении к гражданам Египта, однако, вопреки ожиданиям демонстрантов, которые 18 дней протестовали на улицах Каира, Александрии, Суэца и других городов, прямо не объявил о своей отставке. 82-летний глава государства лишь заявил, что передает часть полномочий Омару Сулейману. По планам Мубарака, он должен был оставаться президентом Египта как минимум до сентября 2011 года, когда в стране должны состояться очередные президентские выборы. Кроме того, Хосни Мубарак пообещал отменить, действующий на протяжении 30 лет, режим чрезвычайного положения в Египте.

Однако это не помогло Хосни Мубараку сохранить власть, даже на полгода. Было очевидно, что половинчатые уступки со стороны президента станут для египетской оппозиции демонстрацией его слабости и катализатором для усиления уличных протестов. Собственно, так и случилось: на следующий день после выступления Мубарака толпа двинулась в сторону президентского дворца. Сам президент находился в это время в своей зимней резиденции в знаменитом курорте Шарм-эль-Шейхе.

Для достижения своей главной цели демонстрантам хватило одного дня: уже к вечеру 11 февраля вице-президент Египта Омар Сулейман сделал историческое заявление: Хосни Мубарак уходит в отставку. Ликование толпы не знало границ, а Египет перевернул большую страницу своей современной истории. Другое дело, что отставка Мубарака повлекла за собой появление нового вопроса на повестке дня: что дальше? Вариантов множество.

Очевидно, оппозиция сполна воспользуется представившимся шансом прийти к власти на предстоящих выборах в сентябре 2011 года. Не будет проблем и с выдвижением единого кандидата: 31 января оппозиция выбрала своим лидером Мохаммеда эль-Барадеи, лауреата Нобелевской премии и бывшего директора МАГАТЭ. В нынешней ситуации кандидатура более чем идеальная. Мохаммед эль-Барадеи, много лет занимая столь серьезный пост, заслужил доверие и поддержку в международном сообществе, прежде всего в Вашингтоне и Лондоне, благодаря жесткой позиции по вечному для Белого дома вопросу ядерной программы Ирана. Не приходится сомневаться и в поддержке внутри страны: на волне эйфории от свержения Мубарака, которая, вероятно, сохранится до сентября этого года, кандидатура бывшего директора МАГАТЭ выглядит безальтернативной.

Усиливают позиции эль-Барадеи и практически полное отсутствие политической конкуренции накануне президентских выборов. Группе военных, которые сейчас сформируют временное правительство, вряд ли удастся серьезно побороться за власть в долгосрочной перспективе. Даже несмотря на столь великодушный шаг как отказ от применения силы против демонстрантов, военные косвенно ассоциируются в Египте с режимом Мубарака. Высший совет вооруженных сил возглавляет Мохаммед Хусейн Тантави, давний соратник Хосни Мубарака, который, в общем-то, ему и обязан своей успешной карьерой.

Сошел с предвыборной гонки и главный конкурент эль-Барадеи - «Братья-мусульмане», сильная и влиятельная группировка внутри Египта, находившаяся под запретом во времена Мубарака. Теперь уже бывший президент Египта не зря так жестко боролся с этой организацией: на фоне экономического кризиса ислам в мусульманских странах является мощной объединяющей идеей протеста против существующего порядка дел, особенно для бедных слоев населения. Однако «Братья мусульмане» решили пока не участвовать в выборах, освободив дорогу демократической оппозиции.

Расчет «исламистов» очевиден. Еще до начала массовых протестов экономическая ситуация в Египте была далека от идеала, а политический кризис только усугубил накопившиеся проблемы. Сейчас практически не работает туристическая сфера и нефтегазовая отрасль, а это основные статьи ВВП страны. Поэтому, получив власть, нынешним оппозиционерам придется решать сложные задачи, даже, несмотря на то, что первые шишки полетят в сторону временного правительства военных. Кроме того, никто не отменял социальных трений в обществе, которые станут более выраженными после ухода Хосни Мубарака.

Египет последние 30 лет представлял собой классический образец мусульманского общества, противоречия в котором разрешались просто, но эффективно: авторитарной рукой светского режима. Так было в Ираке времен Саддама Хуссейна и его партии БААС, в Пакситане при Мушарафе. Как только авторитарные правительства были свергнуты, все проблемы в обществе обнажались во всей красе.

Египет, конечно, не Ирак и не Пакистан, но однородным египетское общество назвать сложно. Уже спустя неделю демонстраций против Хосни Мубарака, противоречия между протестующими от оппозиции и от «Братьев мусульман» стали очевидны. Появление последних среди демонстрантов с воодушевлением восприняла городская беднота, тогда как образованные слои населения были не в восторге от подобных союзников в борьбе с Мубараком. Для египетской интеллигенции, привыкшей к достаточно либеральным условиям для самовыражения при Мубараке, исламизация страны по примеру Ирана и Саудовской Аравии вряд ли выглядит радужной перспективой.

Вместе с тем, и это покали протесты, потенциальный электорат исламистов в Египте куда организованнее демократической оппозиции. И если эль-Барадеи не удастся быстро справиться с проблемами в экономике, демократическому правительству не избежать новой волны акции протестов с религиозно-экономической подоплекой. «Братья мусульмане» рассчитывают именно на такой сценарий развития событий, иначе бы столь мощная группировка не отказалась от шанса побороться за власть уже в этом году.

Чтобы этого не произошло, эль-Барадеи и его соратникам уже сегодня нужно идти на диалог с Высшим советом вооруженных сил по принципу меньшего из двух зол. Институт армии в Египте всегда имел сильные позиции, а в перспективе он может стать единственной стороной, которой удастся противостоять исламизации общества. К тому же, такой шаг если и ударит по рейтингу нынешней оппозиции, то незначительно: не будем забывать, что именно военные не дали случится кровопролитию во время протестов против Мубарака.

С другой стороны, даже если эль-Барадеи удастся договориться с военными, новая власть априори не сможет быстро свернуть демократические свободы, которые сейчас воспринимаются как главное достижение «египетской революции». А это значит, что, так или иначе, «Мусульманское братство» придется легализовать и дать ему возможность участвовать в выборах. Что, в свою очередь, не исключает его прихода к власти законным и демократическим путем.

Как бы то ни было, Египту только предстоит пережить сложный «постреволюционный период», в котором ситуация может повернуться самым разным образом. Режим Хосни Мубарака, несмотря на свои очевидные недостатки, решал множество проблем, с которыми теперь придется столкнуться египетскому обществу. Мохаммед эль-Барадеи имеет хороший опыт налаживания контактов с лидерами США и ЕС. Теперь его команде осталось научиться вести постоянный диалог с 80-миллионным населением, которое уже очень скоро потеряет былое единство, продемонстрированное в деле свержения Мубарака.




Другие новости по теме:
Исламисты в Египте теряют популярность Исламисты в Египте теряют популярность
Исламисты уверенно выиграли второй этап парламентских выборов в Египте Исламисты уверенно выиграли второй этап парламентских выборов в Египте
Под Мубараком зашаталось кресло Под Мубараком зашаталось кресло
Акции протеста перекинулись на одну из беднейших арабских стран Акции протеста перекинулись на одну из беднейших арабских стран
Тунисский синдром Тунисский синдром
 
| |
 
 



Новости







Free counters!