Турция Тайипа Эрдогана » Медиавектор. Независимое информационное издание
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос

Loading...



Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 


 
 

Турция Тайипа Эрдогана

9-06-2013, 19:02 | Политика, Мир
протесты в ТурцииВ минувшем году, когда Тайип Эрдоган выступал перед соратниками своей Партии справедливости и развития, за спиной премьера висело два огромных размеров портрета: черно-белый — Кемаля Ататюрка и цветной — самого Эрдогана. Оба лидера были изображены практически в одинаковой позе и так же одинаково смотрели куда-то за горизонт. Это было прямое сравнение действующего премьер-министра с легендарным основателем турецкой республики Кемалем Ататюрком. Эрдоган стал первым политическим лидером, позволившим себе такие параллели за все время существования республики с 1923 г.

Но не прошло и года, как на улицы турецких городов против Эрдогана выплеснулись сотни тысяч молодых людей с портретами Кемаля Ататюрка, надрывно выкрикивая лозунг: "Biz Mustafa Kemalin Askerleriyiz!" — "Мы —солдаты Мустафы Кемаля!". Мустафа — второе имя идеолога светской Турции, от которого он отказался после введения закона о фамилиях, получив от Великого национального собрания Турции фамилию Ататюрк, "отец турок".

Имя и портреты Кемаля Ататюрка стали единственной символикой, с которой оппоненты Эрдогана выходят на протесты, отказавшись от партийных знамен и политических лозунгов. И хотя принято считать, что сегодняшние протесты под символом Ататюрка — это борьба либеральной части общества против авторитаризма Тайипа Эрдогана, в действительности это противоречит исторической правде.

Кемаль Ататюрк сам был авторитарным лидером, привившим турецкому обществу, вместе со светскими устоями и ценностями, культ личности. Культ, который и по сегодняшний день довлеет над сознанием турецких лидеров и придает легкий сюрреализм противопоставлению портретов Ататюрка правительству Эрдогана. Портреты Мустафы висят в кабинетах всех чиновников правительства правящей партии. У некоторых таких портретов даже несколько, как, например, в кабинете министра обороны, где, по рассказам, на посетителя смотрят шесть изображений Ататюрка в различном исполнении.

Успехи Тайипа Эрдогана

Справедливости ради, следует отметить, что у Тайипа Эрдогана есть основания сравнивать себя со своим культовым предшественником. В 2003 г., впервые став премьером Турции, он получил "в наследство" от предыдущего правительства галопирующую гиперинфляцию, политическую нестабильность и стагнацию переговоров с ЕС. За время правления Эрдогана инфляция упала с заоблачных 68% в 2001-м до 6—8% в 2013-м. ВВП на душу населения увеличился втрое, а по показателю роста ВВП страна входит в число мировых лидеров.

За три срока премьерства Эрдогана Турция не просто выкарабкалась из глубокого системного кризиса, но и вошла в десятку экономик мира. Конечно, эти достижения — заслуга не только лидера Партии справедливости и развития, но и многочисленных реформ, подготовленных его предшественниками. Главным достижением действующего премьера называют впечатляющий рост инвестиций. Эрдогану удалось провести через парламент законы, практически уравнявшие отечественных и зарубежных инвесторов и позволившие в десятки раз увеличить вливания в турецкую экономику.

Одним из символов времен премьерства Эрдогана стал так называемый налог на предметы роскоши. Фискальные сборы за покупку дорогих автомобилей, яхт, недвижимости и т.п. составляют около 50%. Еще один источник пополнения бюджета — непомерный и постоянно растущий акциз на сигареты и алкоголь.

При этом экономическое чудо времен Эрдогана сопровождалось неизменным ростом его политической поддержки. Партия справедливости и развития трижды выигрывала парламентские гонки, получив на последних выборах 2011 г. 49,91% голосов избирателей. Важно отметить, что результаты всех этих выборов признавались международными наблюдателями.

Все эти факторы вскружили Эрдогану голову, в политической системе страны все отчетливее стали проявляться элементы авторитаризма. Пользуясь статусом парламентского большинства, правящая партия оккупировала весь чиновничий аппарат. Однопартийное правительство во главе с Эрдоганом все реже оглядывается на мнение оппозиционных партий и все отчетливее демонстрирует свою идеологическую доктрину, за декларируемым умеренным консерватизмом которой стали проявляться явные признаки ползучей исламизации.

Именно этот, религиозный аспект правления Эрдогана, а вовсе не его авторитаризм, лежит в основе противопоставления действующего премьера не менее авторитарному политику прошлого — Кемалю Ататюрку.

Тайип Эрдоган против Кемаля Ататюрка

В биографии Тайипа Эрдогана есть один любопытный факт. В 1997 г. начинающий политик был осужден за декламацию стихотворения, которое, по мнению суда, угрожало светскому устройству общества. Конечно же, публично прочитанное им стихотворение было лишь поводом устранить Эрдогана с политической арены, поскольку имея судимость, он не мог баллотироваться в национальный парламент.

Но в обвинениях, выдвинутых против будущего премьера, была и истина. В юные годы Эрдоган окончил религиозный лицей имамов-хатыбов, долгое время пребывал в рядах впоследствии запрещенной исламистской Партии благоденствия. В более поздний период религиозные взгляды Тайипа Эрдогана скрылись под умеренно-консервативной идеологией основанной им Партии справедливости и развития.

Истинные устремления нового лидера Турции проявились в годы его премьерства, когда началось прямое противостояние нового правительства с военным сословием. Дело в том, что согласно доктрине Кемаля Ататюрка, упразднившего монархию с помощью солдатских штыков, именно военные должны были гарантировать невмешательство религиозных лидеров и общин в государственные дела.

С приходом к власти Тайипа Эрдогана влияние армии начало падать. Почуяв неладное, генералы армии вступили в открытую войну с Эрдоганом и его исламистской доктриной. Временами противостояние доходило до публичных акций. В течение многих лет высшие военные чины открыто бойкотировали официальный прием президента Абдулы Гюля — главнокомандующего национальной армией — только потому, что первая леди встречала гостей в головном уборе.

Как альтернативу официальным праздничным встречам правящей партии Тайипа Эрдогана, военные организовывали свои приемы и встречи, на которых, в отличие от партсобраний Тайпа Эрдогана, на столы свободно подавался алкоголь.

Борьба светских военных за влияние длилась недолго. Точку в их непокорности поставил референдум 2011 г. И если до него людей в форме имели право судить только военные суды, теперь они все могут предстать перед судами гражданскими. В результате многие военачальники оказались в тюрьме по обвинению в подготовке государственного переворота. Вместе с ними за решеткой оказались десятки журналистов, обвиненных в антиправительственных заговорах и поддержке военных.

Что интересно, подспудно смещению военных с политической арены и усилению религиозных настроений содействовал и Европейский Союз. Исторически европейцы критично оценивали большое влияние военнослужащих на жизнь страны, и одним из лозунгов политики Эрдогана по устранению военного сословия стала европеизация мусульманской Турции.

Султанат Тайипа Эрдогана

Вследствие ослабления генералов усилилась каста религиозных лидеров. Управление по делам религии Турции стало одним из ключевых государственных органов, чей бюджет на сегодняшний день сравним с расходами министерств обороны и энергетики.

Страна начала меняться на глазах. Согласно официальной статистике, за десять лет премьерства Тайипа Эрдогана в стране было построено более 7300 (!) мечетей. В результате реформы системы образования религиозное обучение стало обязательным в военных вузах, а в светских школах религиеведение было введено со средних классов. В школах отменили официальную форму, не позволявшую девочкам носить головные уборы.

В госучреждениях повсеместно стали появляться сотрудницы в платках, что раньше считалось непозволительным. Религия постепенно просочилась в государственный аппарат. Сегодня многие священнослужители одновременно являются сотрудниками Управления по делам религии Турции, а самого Тайипа Эрдогана все чаще стали называть султаном.

Апелляция к великому прошлому и веяния Османской империи стали одним из символов эпохи Эрдогана. В отличие от Кемаля Ататюрка, призывавшего отречься от османского прошлого, нынешний правитель Турции не скрывает своего пиетета к былой мощи турецких султанов. И если Ататюрк призывал отречься от символов империи, сегодня в Турции восстанавливаются оттоманские бараки. В Стамбуле планируется строительство самой большой в мире мечети, которая по количеству минаретов превзойдет Мечеть Аль-Харам в Мекке.

Правительство Партии справедливости и развития все чаще стало называть Турцию большим мостом между Востоком и Западом. Формально стремясь к вступлению в Европейский Союз, Эрдоган все чаще демонстрирует уникальность Турции на карте мира.

Очевидно, нынешнее правительство Турции стремится не к политическому восстановлению султаната, а к экономической и культурной экспансии на территории рухнувшей империи. Ежегодно Турция проводит международную олимпиаду по турецкому языку, на которую за счет государственного бюджета съезжаются делегаты из 140 стран мира. Множество школ турецкого языка и культурные центры открываются во всех странах региона и финансируются напрямую из правительственной казны.

Важно отметить, что такие веяния активно поддерживаются электоратом Тайипа Эрдогана. Турция восточнее Анкары практически полностью на стороне действующего правительства. Отсюда и самонадеянность, с которой Эрдоган говорит с протестующими на улицах Стамбула, Анкары, Измира и других городов. Взрыв антиправительственных протестов во многом был обусловлен космополитизмом и светскостью так называемого пояса процветающих городов.

Политические игры турецкого протеста

В своих программных выступлениях Тайип Эрдоган уже мало говорит о нынешнем положении Турции и все чаще описывает великое турецкое будущее. При этом презрительно намекает, что ему все равно, чем закончатся ближайшие национальные выборы, которые должны состояться в 2014 г. Горизонт его планов простирается как минимум до столетия республики в 2023 г.

Самонадеянность премьера вызывает возмущение не только у его оппонентов, но и у равнодушных к политике жителей Турции. Дело в том, что согласно действующей Конституции Тайип Эрдоган завершает третий и последний срок своего премьерства. Согласно турецкой Конституции, главой правительства может стать только член парламента. Но один и тот же человек имеет право баллотироваться в Великое национальное собрание лишь трижды.

Чтобы обойти это ограничение, Тайип Эрдоган уже инициировал конституционную реформу. Турция из парламентско-президентской должна превратиться в президентскую республику. Конституционной ассамблее дано задание формализовать американскую модель правления и передать все полномочия исполнительной власти в руки будущего президента, избираемого на национальных выборах.

Но для того чтобы поменять Конституцию, Эрдогану понадобится 2/3 голосов в парламенте. Сейчас его фракция в Великом национальном собрании насчитывает 327 из 550 депутатов. Для принятия изменений в Конституции необходимо еще как минимум 40 голосов. И тут ему снова придется встретиться лицом к лицу с призраком Ататюрка. Инициативы Эрдогана частично могут поддержать курды, но без голосов Республиканской народной партии, созданной некогда Мустафой Кемалем, ему не обойтись.

По всей видимости, кемалисты вряд ли дадут согласие на проведение такой реформы, и тогда у Эрдогана не останется иного выхода, как напрямую обратиться за поддержкой к обществу и объявить национальный референдум. Если это произойдет, сегодняшние протестные настроения могут стать проблемой на пути реализации наполеоновских планов Эрдогана.

Времени до президентских выборов остается все меньше, и уличные беспорядки могут стать предметом торга между светски настроенными избирателями и правительством. Но есть и другой аспект. В случае объявления референдума и на будущих президентских выборах у нынешнего премьера вряд ли появится достойный оппонент.

Отсутствие альтернативного лидера сопротивления, способного возглавить недовольных граждан, ‑— единственное, чем сегодняшние события в Турции могут напоминать "арабскую весну". Критическая нехватка достойных лидеров, способных повести за собой страны и народы, стала одной из причин провалов революций в Тунисе, Египте и Йемене и ярким примером бессмысленности гражданских войн в Ливии и Сирии.

Очевидно, масштабы сегодняшних протестов в турецких городах стали неожиданностью для Тайипа Эрдогана. Но что делать с этим протестами, не знает и сама оппозиция. Протестующие с первого дня отказались от партийной символики, и единственное, на что могут рассчитывать сегодня оппоненты Эрдогана, — это эскалация конфликта, которая наверняка ударит по его поддержке на будущем референдуме. И теперь слово за самим Эрдоганом. Перед премьером сложный выбор: с одной стороны, спрос на сильного руководителя у его традиционного электората, с другой — потеря имиджа проевропейского лидера в глазах мировой общественности и, как следствие, потеря голосов граждан на будущих президентских выборах.


Мустафа Найем, ZN.UA




Другие новости по теме:
Что сделало Премьер-министра Турции таким сговорчивым с Киевом? Что сделало Премьер-министра Турции таким сговорчивым с Киевом?
Военная операция Турции на севере Ирака продлится 15 дней Военная операция Турции на севере Ирака продлится 15 дней
На выборах в Турции победила правящая партия На выборах в Турции победила правящая партия
 
| |
 
 



Новости







Free counters!