Почему грузины отказали Саакашвили №2 » Медиавектор. Независимое информационное издание
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос

Loading...



Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 


 
 

Почему грузины отказали Саакашвили №2

4-11-2013, 14:43 | Политика, Мир
МаргвелашвилиНынешние президентские выборы в Грузии для страны значат намного меньше, чем предыдущие. Согласно новой редакции Конституции, которая вступит в силу в день инаугурации новоизбранного президента, глава государства станет представительской фигурой, неспособной серьезно влиять на принятие политических решений в стране. Тем не менее, эти выборы частично ответили на вопрос, что случилось в стране за последние несколько лет, и что ждет ее в ближайшем будущем.

По доброй воле

Главная цель реформ Михаила Саакашвили – сделать Грузию конкурентоспособной страной, опирающейся на западные ценности. Конечно, у революционера Саакашвили был выбор – оставить все как есть, выстроив свою систему власти по постсоветским лекалам, сделать ставку на модернизацию при авторитарном правлении, или все-таки попытаться достичь невозможного и совместить модернизацию страны с развитием гражданского общества.

Саакашвили часто обвиняют в авторитаризме, и, скорее всего, у этих обвинений есть свои основания. Но оппоненты пока еще действующего президента забывают о нескольких принципиально важных моментах. Во-первых, реформы пришлось проводить в стране, чья современная история исчисляется десятками лет. Опыт современного жителя Грузии – это опыт советского человека, возможно, даже самого советского из всех советских. Во-вторых, реформы вызвали настолько резкое неприятие у Кремля, что львиную долю времени Саакашвили тратил на борьбу с российской пропагандой.

Как бы то ни было, в 2012 году президент Грузии оказался перед непростым выбором. С одной стороны, он мог признать поражение на выборах, практически сдав страну российскому олигарху (кем по факту является Бидзина Иванишвили), но при этом оставить возможность для демократического развития Грузии. С обратной – мог стать настоящим диктатором, перекрыв возможность для развития гражданского общества в стране и интеграции с Западом на долгие годы. Саакашвили показал себя как политик с государственным мышлением. Он добровольно отдал власть оппоненту, понимая, чем ему это грозит.

Прошедший год не был простым для Грузии: подавляющее большинство обещаний власть, конечно, не выполнила, да и не могла выполнить. Застой в экономике, сокращение и без того немногочисленных рабочих мест, остановка многих важных проектов – все это не могло не повлиять на настроение избирателей.

Явка оказалась низкой, а в такой ситуации всегда большую роль играет админресурс. Он, разумеется, был на стороне кандидата от власти Георгия Маргвелашвили. Но не только он. Если у прокремлевского кандидата Нино Бурджанадзе была самая дорогая кампания, у выдвиженца «Единого национального движения» Саакашвили Давида Бакрадзе – идейные сторонники, то у кандидата от властной коалиции был реальный электорат. Этот расклад и предопределил исход президентских выборов.

Каждому свое

У всех кандидатов на этих выборах были свои цели, и каждый из них задачу максимум выполнил. Нино Бурджанадзе, которая в течение пяти лет фактически являлась вторым лицом Грузии, теперь вполне официально может считаться одним из самых влиятельных прокремлевских политиков в стране. Нынешние выборы стали для нее первой серьезной пробой сил на политической арене. В прошлых парламентских выборах Бурджанадзе участвовать не рискнула, уступив голоса своих избирателей коалиции «Грузинская мечта». Ее нынешний результат – 10% голосов – серьезная заявка для участия в будущей политической борьбе. Единственный нюанс: на предвыборную кампанию бывшего спикера парламента потратили почти вдвое больше средств, чем на агитацию в пользу победителя гонки – Маргвелашвили, и в разы больше денег, чем на кампанию Давида Бакрадзе.

Последний, кстати, предвыборной активностью не отличался. С самого начала было ясно, что шансов победить у него нет. Слишком мало времени прошло со времен той эйфории, когда вся Грузии встречала очередного мессию Бидзину. Мог ли Бакрадзе набрать больше голосов? Да, если бы сам верил в победу и активнее работал с избирателями. Но задача минимум достигнута: партия Саакашвили – главная оппозиционная сила страны, которую поддерживает каждый пятый грузин.

Что касается Маргвелашвили, то философ, по какому-то капризу судьбы оказавшийся в кресле президента, это чужеродное тело в грузинской политике. Но, с другой стороны, такой выбор Иванишвили вполне понятен. Если нынешний премьер действительно отойдет от власти, то Маргвелашвили – куда более удобная кандидатура, чем нынешний министр обороны Ираклий Аласания.

Неприятный момент, связанный с победой кандидата от власти – в первом туре он получил именно столько голосов, сколько накануне выборов в публичных обращениях к избирателям заказывал Иванишвили. Между тем все независимые соцопросы утверждали, что второй тур неизбежен. Конечно, случись он, Бакрадзе бы проиграл, но неприятный осадок от этой несостыковки остался. Для современной Грузии это не трагедия, но прецеденты создают традицию.


Гела Васадзе, forbes.ua




Другие новости по теме:
Принуждение президента к досрочным выборам Принуждение президента к досрочным выборам
Эдуард Шеварднадзе: «Чем сильнее Россия будет стремиться сместить Саакашвил ... Эдуард Шеварднадзе: «Чем сильнее Россия будет стремиться сместить Саакашвил ...
В Грузии переизбрали президента. Наблюдатели называют выборы В Грузии переизбрали президента. Наблюдатели называют выборы "честными"
 
| |
 
 



Новости







Free counters!