Как фальсифицируют выборы в Донецке. Инструкция к применению » Медиавектор. Независимое информационное издание
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос

Loading...



Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 


 
 

Как фальсифицируют выборы в Донецке. Инструкция к применению

26-11-2013, 01:35 | Политика
выборы в ДонецкеЖурналист издания «Новости Донбасса» пообщался с одним из политтехнологов главной политической силы Донецкой области. Журналисты намеренно не указывают название этой партии, упоминая ее как «партию местного самоуправления» и имя технолога. Однако, информацией, которая была получена нами, невозможно не поделиться. Во-первых, мы уверены в ее правдивости, во-вторых, зная эти данные, возможно, на следующих выборах будет допущено меньше ошибок.

Как на протяжении многих лет удается формировать избирательные комиссии из одних и тех же людей?

Комиссии формируются задолго до выборов. Формируется большое количество заявок от разных политических партий, но списки «пустые». Каждая партия подает, даже из существующих лишь формально, они делают представления (заявки) абсолютно на все участки в городе, а их больше 400. На определенном количестве участков они гарантировано получают квоту. Они выводят человека из «пустого» списка и вводят вместо него «реального» человека. Поэтому, каждый раз, приходя на разные выборы, мы видим на участке в комиссии свою учительницу или участкового врача, которые каждый раз представляют там новую партию.

А как «обрабатывают» этого врача или учительницу, их заставляют?

Нет, люди получают деньги. Они получают зарплату от государства и зарплату от партии.

Они получают надбавки за фальсификации?

Для тех, кто работает на «партию местного самоуправления» оплата стандартная. Если речь идет об обработке оппонентов, которые, так или иначе, проходят в какое-то количество участков, то они получают по договоренности: сумма которую платит государства, сумма от «партии местного самоуправления» и деньги непосредственно от той партии, которая их делегировала в комиссии. При удачном стечении обстоятельств они могут получить деньги из трех источников.

Существуют ли надбавки за вброс бюллетеней и другие откровенные махинации?

Нет, это часть работы. Люди, которые делают вбросы, они знают свое дело. Они одни и те же каждый раз, поэтому, туда не пускают посторонних. Экспериментов на выборах никто не делает, ведь результат очень ценен.

Эти люди — часть большой системы. «Партия местного самоуправления» от выборов до выборов продолжает содержать структуру, которая раньше называлась «Террикон», а сейчас называется «проектно-аналитические группы». Эти люди занимаются изучением общественного мнения или формируют списки квартир, в которых люди не живут, либо жители которых не придут на выборы, для того, чтобы можно было осуществить манипуляции, а во время выборов они выступают членами избиркомов или же официальными наблюдатели, либо в другом статусе.

Сколько процентов голосов можно сфальсифицировать таким образом?

Результат на большинстве участков столицы угля, за исключением некоторых, делается «под цифру», то есть, можно сделать абсолютно любую цифру.

Если на участке есть оппоненты, с которыми не удалось договориться, если на участке есть риск и какие-то препятствия для манипуляций, то гарантировать результат «под цифру» нельзя. Нет уверенности, что получится сделать точно.

Препятствием может быть представитель другой партии, который сидит возле кабинок для голосования со счетчиком и фиксирует количество вошедших.

В таком случае вброс на конкретном участке чреват, а «карусель» - нет. В этом случае она все-равно работает.

То есть фальсификация строится на прогнозировании явки?

Да, фиксируется цифра часов с 9 утра и один раз в полчаса или час эти данные аккумулируются в центральном штабе. Мы понимаем цифры пришедших на участки. Если говорить о столице угля, то выборы — пустая формальность, которую нельзя избежать. Фактически, в протоколы вписывается цифры, которые нужны.

А кто эти цифры «спускает»?

В случае с выборами в Верховную Раду — город. В случае с выборами президента — область. Повышается явка до «адекватной» и повышается процент до нужного.

Как работает «Террикон»? Это админресурс?

Это чистый админресурс. Депутаты районного совета занимаются сбором информации по конкретному участку, то есть, депутат райсовета не выполняет абсолютно никаких функций. Он нужен исключительно для того, чтобы делать результат на конкретном участке.

Депутат городского совета отвечает за результат на нескольких избирательных участках, деньги, которые нужно тратить на подкуп членов избиркома, они вполне ему посильны. Депутаты горсовета, как правило, люди небедные. Депутат может позволить себе подкуп порядка 100 человек. Они, фактически, покупают себе место в городском совете. Для того, чтобы попасть в список или баллотироваться по мажоритарному округу в Донецкий городской совет, нужно обеспечить результат на президентских выборах.

Сколько стоит подкупить одного члена комиссии?

У нас люди, как правило, падкие на деньги и инертные - эта сумма составляет 100-200 долларов, не больше. Это для тех, кого нужно подкупить, для тех кого «заводят» оппоненты.

В последние несколько кампаний «Батькивщина» вела себя правило — платила за результат, они требуют какой-то процент. Ушлые оппоненты торгуются с комиссией, они требует свой процент или материальную компенсацию, потому что они знают, что если не будет нужного процента, то и не будет денег от их политической силы.

Насколько «партия местного самоуправления» внедрила своих людей в оппозиционные партии в городе и области?

Если речь идет не о «гастролерах», то всех оппонентов «партии местного самоуправления» можно смело назвать ее сателлитами, то есть они просто продают свои списки. Абсолютно не составляет труда сделать своего человека членом избирательной комиссии от оппозиционной партии.

Здесь нет возможности противопоставить себя действующей власти и, поэтому, они не стесняются списками торговать. Они знают, что если они себя противопоставят, то ничего хорошего из этого не выйдет.

Если человек не согласен на подкуп, то ему начинают угрожать. Если на участке появляется «баламут», то делается все, чтобы его «погасить». Сначала предлагают деньги, а потом его пытаются убрать из списка. Такие люди есть всегда, они не могут не быть частью списка оппозиционных партий.

Какие максимальные санкции грозят этим «баламутам»?

Доставляются неприятности друзьям и родственникам. У родственника члена избирательной комиссии могут демонтировать киоск. Подцепят краном и увезут.

Чиновники?

Нет, давление зачастую оказывается «по-бандитски».

Как такие действия координируются с правоохранительными органами?

Они прикрывают. Бывали случаи когда милиция проводила работу с непокорными членами комиссии. Им ничего не делали, просто беседовали. Этого достаточно.

Также могу «взять» для выяснения личности в день выборов и продержать до окончания подсчета. Могут «поймать» во время передачи денег.

Начальники районных отделов милиции всегда знают, что им нужно делать на выборах и знают на что закрыть глаза.

Принципиальным людям из избирательных комиссий надеется не на кого?

У людей защиты и прикрытия нет. В моей практики не один раз людей били на избирательных участках, а члены избиркомов говорили, что человек сам упал.

Можно прямо угрожать членам и председателем избирательных комиссий. Это обыденно и нормально.

В день выборов дежурят «силовые группы»?

Есть так называемые мобильные группы, которые состоят из кандидата, 2-3 «журналистов» - это спортсмены с липовыми удостоверениями и юриста. Они могут сделать все. Чаще отбирают технику, реже — бьют.

Как работает админересурс в Донецке?

Руководители коммунальных предприятий, школ, медицинских учреждений дают своих работников — это аксиома. Они не могут отказаться.

Этих людей никто не напрягает работой. Они должны качественно отработать день выборов, за сутки получая половину месячной зарплаты, им нет смысла противиться этому.

За «карусельными» столами сидят люди опытные. До выборов участок прорабатываются и выявляются люди, которые с большей вероятностью не будут голосовать. На «каруселях» человек дает паспорт с условным обозначением. Самый простой вариант это — обведенный кружком номер страницы с пропиской. Часто это карманный календарик.

Все директора коммунальных предприятий «в обойме». Они не могут отказаться от участия в выборах. Они должны взять на себя ответственность за какой-то участок.

А как проходит финансирование? Это же огромные деньги?

Через конверты. В городе денег в «тени» больше, чем «белых». Я не помню когда кто-то за что-то платил безналом.

Как противостоять фальсификациям?

Необходимо усилить каждый участок качественными наблюдателями и «забанить» «карусельные столы». С помощью счетчиков следить за количеством людей вошедших в кабинки и сверять с итоговым количеством проголосовавших людей.

Если повторить достаточно жесткий контроль за избирательными участками, который был во время третьего тура президентских выборов в 2004 году, то фальсификации остановить можно.

А вы осознаете, что это все незаконно?

Все, кто это делают, осознают, что они нарушают закон, но все понимают, что за это не грозит никакое наказание. Все чувствуют себя абсолютно безнаказанными.


Виталий Сизов, novosti.dn.ua




Другие новости по теме:
В Донецке снова готовят фыльсификации выборов? В Донецке снова готовят фыльсификации выборов?
Фальсификациям - Фальсификациям - "Так!"?
В Донецке члены избиркома от Партии регионов сбежали с участка, чтобы не по ... В Донецке члены избиркома от Партии регионов сбежали с участка, чтобы не по ...
 
| |
 
 



Новости







Free counters!