Stratfor: Бывший СССР 20 лет спустя » Медиавектор. Независимое информационное издание
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос

Loading...



Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 


 
 

Stratfor: Бывший СССР 20 лет спустя

28-09-2014, 01:25 | Политика
Stratfor: Бывший СССР 20 лет спустя
Сегодняшняя борьба России и Запада за Украину эхом разносится по необъятным просторам бывшего СССР. Кризис ещё заметней разделил бывшие советские республики на три лагеря: пророссийский, прозападнымй и нейтральный. Однако, учитывая резкие изменения в политике, экономике и безопасности, через которые прошло большинство этих стран с момента обретения независимости, а также развитие демографического и культурного ландшафта в регионе, последнее слово о выборе внешнеполитического вектора бывшим советским республикам ещё только предстоит сказать.

Анализ

В конце 1991 года на месте СССР возникло 15 новых стран. Распад Советского Союза и его институтов в границах блока не отличался спокойствием и однообразием. Накануне и сразу же после распада СССР вспыхнул ряд этнических и территориальных конфликтов, в том числе: война между Молдовой и непризнанной территорией Приднестровья, конфликт вокруг Нагорного Карабаха между Арменией и Азербайджаном, этнические конфликты между киргизами и узбеками на юге Кыргызстана, гражданские войны в Грузии и Таджикистане.

Россия, центр притяжения

Россия — самая крупная из образовавшихся независимых республик — взяла на себя многие полномочия, активы и обязательства Советского Союза в регионе, особенно в области безопасности. Во многих бывших советских республиках российские войска задержались надолго после 1991 года, а в некоторых — Армении, Кыргызстане, Таджикистане, сепаратистских регионах Молдовы (Приднестровье) и Грузии (Абхазия и Южная Осетия), — остаются по сей день, где насильно, где по обоюдному согласию.

Но самой России также пришлось преодолевать серьёзные проблемы, в том числе экономический кризис, вызванный ускоренным процессом приватизации и внутренними территориальными конфликтами в республиках Северного Кавказа. Таким образом, в течение 1990-х и в начале 2000-х годов Россия оставалась слабым игроком на национальном и международном уровне – в то время, как Европейский Союз и НАТО расширялся за счёт её периферии. Все страны бывшего Варшавского договора, а также страны Балтии, присоединились к ЕС и НАТО к 2004 году.

Во второй половине 2000-х годов России опять улыбнулась удача. Политический аппарат и структуры безопасности объединились вокруг президента Владимира Путина, высокие цены на энергоносители оживили экономику, возможности Кремля для внешнеполитических маневров (особенно на постсоветском пространстве) возросли, поскольку США и западные союзники были отвлечены войнами в Афганистане и Ираке. Россия нанесла ответный удар Западу, победив Грузию в августовской войне 2008 года, предотвратив цветные революции в Украине и Кыргызстане, и запустив в 2010 году свой собственный блок: Таможенный Союз с Белоруссией и Казахстаном.

Окрылённая этими достижениями, Россия устремилась к возвращению статуса признанной региональной силы, заставляя бывшие советские страны, и даже Европу, считаться со своими интересами. Но именно этот подъём, — наряду с окончанием войны в Ираке и Афганистане, — заставил европейцев и США сосредоточиться на сдерживании России. Кульминацией стало восстание против пророссийского режима в Украине, переросшее в текущее противостояние между Россией и Западом, которое распространилось на другие страны бывшего СССР.

Пророссийский блок

Текущее положение дел на просторах бывшего СССР отмечено острой борьбой между Россией и Западом за влияние на меньшие по размерам бывшие советские республики. Это соперничество, похоже, достигло своего пика со времён холодной войны, складываясь по-разному в каждом субрегионе и в каждой отдельной стране бывшего СССР. Тем не менее, существуют три основные категории, в которую попадают бывшие советские государства: пророссийские, прозападные (страны, которые являются членами ЕС и НАТО и страны, стремящиеся к членству в западных блоках), и те, что предпочитает избегать присоединения к любой из сторон.

В российском лагере, вне всяких сомнений, находятся Беларусь, Армения, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан. Все эти государства являются членами Организации Договора о коллективной безопасности, возглавляемого Россией военного блока, по сути, ответа Москвы на НАТО. Беларусь и Казахстан также входят в пророссийский экономический Таможенный Союз, который в 2015 году должен превратиться в Евразийский Союз и присоединить Армению и Кыргызстан в качестве своих членов; Таджикистан, скорее всего, тоже подтянется. Эти государства интегрированы с Россией экономически, политически и в области безопасности; каких-либо конструктивных связей с Западом по этим направлениям они избегают.

Общественный уклад этих стран также глубоко пронизан пророссийскими настроениями. Значительная часть населения с подозрением относится к Западу и с симпатией — к России, в частности, благодаря господству российских СМИ. В результате кризиса в Украине многие только укрепились в своих взглядах. Запад обвинил Россию в подстрекательстве незаконного антиправительственного переворота в Украине, однако, в самой России эти действия считаются полностью правомерными.

Одной из основных характеристик пророссийского блока является искренняя ностальгия по СССР. О ней свидетельствуют советские названия улиц в городах, статуи Владимира Ленина на многочисленных площадях и широкое использование русского языка в повседневной жизни. Просоветские настроения имеют корни не только в идеологии и культуре, но и в экономике. Значительная часть населения, особенно в больших городах, помнит о большей стабильности и процветании во времена Советского Союза в сравнении с сегодняшним днём, что и объясняет их позитивное отношение к углублению интеграции с Россией.

Прозападный блок

Вторую группу стран бывшего Советского Союза — ориентированных на Запад — можно разделить на две категории: государства, которые присоединились к Европейскому союзу и НАТО (страны Балтии Эстонии, Латвии и Литвы) и государства, которые только пытаются интегрироваться и стать членами западных блоков (Украина, Молдова и Грузия). Все эти страны имеют территориальные споры с Россией или пророссийскими силами, что усиливает их враждебность и мотивирует поиск гарантий своей политической и военной безопасности на Западе. Подтолкнув пророссийские страны ближе к Москве, кризис в Украине, в то же время, оттолкнул страны прозападные, обострил их опасения, заставил их искать дополнительную поддержку у ЕС и Америки.

В этих странах русский язык используется реже, чем в пророссийских. Большая часть взрослого и пожилого населения, а также значительное количество представителей этнических русских меньшинств, все еще может говорить по-русски, получив образование в советские времена. Тем не менее, родным языкам уделяется большое внимание, и молодое поколение все реже говорит по-русски. Население также не питает иллюзий в отношении советской эпохи: здесь склонны строить музеи советской оккупации, как, например, в Тбилиси или Риге, а не давать улицам советские названия или возводить статуи Ленина.

Есть, конечно, и исключения. В каждой стране из этой группы, кроме этнических русских, существуют также и другие пророссийские элементы. Во всех государствах Балтии действуют политические партии, которые обслуживают интересы этнических русских и ищут сближения с Москвой. В Молдове есть коммунистическая партия и российско-ориентированная область Гагаузии. В Украине — пророссийские регионы Донецкой и Луганской областей, до недавнего времени — Крым, который Россия аннексировала при поддержке большинства пророссийского населения. Но, в конечном счете, большинство людей в прозападных странах предпочли бы связать свою судьбу с Западом, а не с Россией.

Нейтральный блок

Наконец, Азербайджан, Узбекистан и Туркменистан — это неприсоединившиеся государства бывшего Советского Союза. Думается, не случайно все эти державы являются крупными производителями энергии, что предоставило им больше экономической самостоятельности и больше возможностей для маневра во внешней политике (пророссийский Казахстан также является производителем энергии, но он имеет общую границу с Россией и значительное по численности этническое русское меньшинство). Каждая из этих стран поддерживает экономические связи не только с Россией, но и с другими державами — Турцией и Европой в случае с Азербайджаном, Китаем — в случае с Туркменистаном и Узбекистаном. Все эти государства также уклонились от вступления в военные союзы и избежали присутствия иностранных войск на своей территории. С Узбекистаном история зашла так далеко, что после западной критики андижанских событий в 2005 году пришлось закрыть базу НАТО, которая служила для переброски живой силы и техники в Афганистан.

На общественном уровне, в каждой стране сформировалось очень сильное национальное самосознание на основе языка и культуры, возникло понимание разницы между Россией и советской эпохой. Старшие поколения и интеллектуалы всё ещё понимают русский, но местные языки используются чаще. Советская символика в основном отсутствует. В то же время, в связи с централизованной и авторитарной природой режимов, западное культурное влияние также ограничено. Эти страны предпочли пойти своим путем как политически, так и культурно, сохраняя осторожные отношения и с Россией, и с Западом.

Возможность перемен

Конечно, не все страны в рамках рассмотренных групп действуют одинаково, и не все группы полностью однородны по степени лояльности (или отсутствия таковой) к внешним игрокам. Кроме того, ещё рано говорить об окончательном размежевании на группы. В течение десятилетий, прошедших после развала СССР, несколько бывших советских стран изменили свои пристрастия и внешнюю политику. Украина, пожалуй, самый яркий пример колебаний между ориентацией на Россию или на Запад, которые она совершила несколько раз за последнее десятилетие.

Похоже, будущее всего региона не станет исключением. В то время как нынешний кризис в Украине обострил поляризацию между пророссийским и прозападным блоками, ни одна из стран не сможет вечно придерживаться одного и того же вектора развития. Например, из-за внутренних политических разногласий и слабой экономики, в прозападной Молдове есть вероятность изменения предпочтений или перехода в нейтральную группу. В Грузии существует широкий консенсус среди населения по поводу интеграции с Западом, но экономическое давление России и отсутствие конкретной поддержки Запада подрывает энтузиазм народа. Что касается Украины, то, в конечном счете, она может уменьшить или отказаться от своих прозападных интеграционных усилий, если принять во внимание стоящие перед ней задачи в восточных провинциях, где сошлись в борьбе поддерживаемые Западом патриоты и спонсируемые Россией сепаратисты.

Страны, тесно связанные с Россией, также могут менять свою политику. Беларусь и ранее заигрывала с Западом. Кроме того, Президент Беларуси Александр Лукашенко обеспокоен возможностью повторения украинского сценария в своей стране, поэтому Минск осторожен в своих отношениях с европейцами, стремясь избежать отчуждения. Казахстан, находящийся под властью Нурсултана Назарбаева весь период с момента обретения независимости, подошёл к политической интеграции с Россией с осторожностью, и перемены возможны сразу же после прихода преемника Назарбаева. Позиция Кыргызстана и Таджикистана расшатывается их внутренними политическими и экономическими проблемами, что превращает их в ненадёжных партнёров для России.

Нейтральные государства, похоже, останутся верными пути неприсоединения в области политики и безопасности. Тем не менее, они могут укрепить свои энергетические связи с Россией или начать как-то дистанцироваться от Москвы, заключая больше энергетических сделок с другими странами, в зависимости от геополитических обстоятельств более широкого масштаба в регионе.

В самой России также ожидаются существенные трансформации в будущем. Страна столкнется с демографическими проблемами в результате сокращения численности славянского населения при одновременном росте неславянского и мусульманского населения Северного Кавказа и Приуралья. Политическое будущее России неопределенно в смысле преемника правящего уже длительное время президента Владимира Путина. Но, независимо от того, кто возьмет власть в Кремле, российская экономика, скорее всего, столкнется с рядом трудностей в долгосрочной перспективе, по мере того как Европа будет отказываться от российской энергии. Культурное влияние России, вероятно, также будет ослабевать, поскольку будет увеличиваться число молодых людей, не отягощенных воспоминаниями о советской эпохе, а в других странах бывшего Советского Союза — даже пророссийских — на русском будут говорить все меньше и меньше.

Однако, Россия уже много раз демонстрировала способность к поддержанию влияния в ближнем зарубежье, несмотря на свои экономические и политические слабости. Хотя Россия, безусловно, не так сильна, как это было в советское время, она по-прежнему — самый мощный игрок в регионе и влияет на принятие решений каждым из государств. В ближайшие годы бывшие советские страны неизбежно ждут значительные изменения, но, в ходе этого процесса, в ближней и среднесрочной перспективе Россия сохранит влияние на весь регион.


starfor.com, перевод hvylya.org




Другие новости по теме:
Тимошенко просит у России 5 млрд. Тимошенко просит у России 5 млрд.
Лукашенко смотрит на Запад, чувствуя угрозу с Востока Лукашенко смотрит на Запад, чувствуя угрозу с Востока
Не позволяйте России запугивать Балтию - Independent, Редакция Не позволяйте России запугивать Балтию - Independent, Редакция
 
| |
 
 



Новости







Free counters!