Олег Зарубинский: «Коалиция БЮТ-НУНС не может быть ни стабильной, ни эффективной» » Медиавектор. Независимое информационное издание
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос




Календарь
«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 


 
 

Олег Зарубинский: «Коалиция БЮТ-НУНС не может быть ни стабильной, ни эффективной»

17-10-2007, 11:38 | Политика
Олег Зарубинский: «Коалиция БЮТ-НУНС не может быть ни стабильной, ни эффективной»Блок Литвина, которому многие эксперты приписывали владение "золотой акцией" в новом парламенте, проводит консультации со всеми политическими силами, прошедшими в ВР, однако не спешит давать им обещания коалиционного единения.

Олегу Зарубинскому – члену команды Литвина – не нравится именно слово «присоединяться». Он исключает возможность использования его политической силы в новом парламенте для того, чтобы закрыть дыры в заведомо неэффективной коалиции, однако уверен – позиция его фракции в принципиальных вопросах будет консолидированной, и направленной на преодоление перманентного политического кризиса в нашем государстве.

«Возможно, Блок Литвина не войдет ни в коалицию, ни в оппозицию»


Олег Александрович, лидеры «оранжевой коалиции» заявили о том, что не имеют ничего против участия Литвина в ее формировании...

А кто является лидерами «оранжевой коалиции»? Ведь коалиции еще нет, о чем вы говорите? Поймите, я оперирую не эфемерными заявлениями, а теми документами, которые вошли в обращение политиков. А на сегодняшний день ни одного документа по этому поводу, насколько я понимаю, нет.

Тогда я переформулирую вопрос. Лидеры политических сил, прошедших в Верховную Раду, ведут предварительные переговоры и консультации относительно создания в ней демократической коалиции...

«Демократическая коалиция» – это самоназвание.

... И заявляют, что не против, чтобы к этому образованию в перспективе присоединилась ваша политическая сила. Есть ли у Блока Литвина такие намерения?

Намерений присоединяться – нет. Я уже не один раз говорил, что присоединиться, приобщиться, подлежать и прочее – это для нас вещи неприемлемые. Мы могли бы рассматривать предложения, в которых речь шла бы о каких-то паритетных вещах. Если же кто-то что-то однозначно создал, а затем хочет свои проблемы прикрыть или компенсировать за счет чьего-либо присоединения – то это их проблемы, а не наши.

С другой стороны, уже существует соглашение о создании коалиции в парламенте между Блоком Юлии Тимошенко и «Нашей Украиной», которое они подписали еще в феврале этого года. Сейчас речь идет о том, что на его базе будет создано соглашение о коалиции в новой Раде. Если бы вы присоединились к консультациям по этому поводу именно на предварительном этапе, а не тогда, когда коалиция уже будет создана, то вы могли бы достичь более полного учета ваших условий...

Консультации проводятся. Мы ведем переговоры со всеми субъектами будущего парламента, никакой пропасти между нами нет. Владимир Литвин встречался с Юлией Тимошенко, с Виктором Ющенко, с представителями «регионов».

Я просто хотел бы внести определенное уточнение относительно нашего понимания, чем должно быть соглашение о создании коалиции. Для меня такое соглашение – это не деление должностей, а четкий план того, что те или иные коалицианты хотят делать. А сейчас, я так понимаю, что все ключевые вопросы и предвыборные обещания потенциальные коалицианты вынесли за скобки. Это касается и призыва, точнее, функционирование Украинской армии после 1 января 2008 года, и возвращения за два года 140 миллиардов гривен, и программного обещания «Нашей Украины» относительно изменения индекса трудового стажа с 1 до 1.35 и так далее.

То есть, откровенно говоря, я не знаю, о чем идет речь. Словом «соглашение» можно назвать что угодно. В понимании моем как представителя Блока Литвина, и я знаю, что это позиция Владимира Михайловича, соглашение – это прежде всего предание огласке того, что на себя берут и что обязываются делать политические силы в соответствии со своими обещаниями избирателям. Ведь избиратели голосовали не за то, что кто-то кресло займет, а за то, чтобы, условно говоря, их ребенок не пошел уже в этот раз в армию, чтобы вернули за два года 140 миллиардов гривен – поэтому вносите это в соглашение! А когда это выносится за пределы соглашения, то я не понимаю, о чем это соглашение? О делении властных кресел и теплых мест? Это несерьезно. По крайней мере, для Блока Литвина несерьезно.

Но в то же время определенное соглашение между БЮТ и НУНС от февраля этого года существует.

Так нет проблем.

У вас к нему какие-либо замечания есть?

Что значит замечания? Какие у нас могут быть замечания к документу, подписанному между двумя политическими силами? Это – их проблемы. Поймите, мы не можем присоединяться к чему-то, что уже создано. Мы – субъекты парламента, и мы не будем присоединяться. Этот глагол является некорректным, он не для нас, так же как приобщаться, ложиться под кого-то, закрывать кому-то там, скажем так, узкое место.

Какие ключевые различия в планах послевыборного развития Украины от Блока Литвина и других ключевых политических сил?

Мы не рассматриваем, что у нас отличается от других, у нас есть то, что наше. Пусть другие разбираются, что их объединяет, а что разъединяет. Мы шли к людям с несколькими ключевыми вещами, и мы их будем отстаивать.

Речь идет об установлении почасовой оплаты труда, увеличения доли зарплаты в единице себестоимости продукции, немедленной инвентаризации земли, чтобы выяснить, кому она реально принадлежит и на каких юридических основаниях. Кроме того, это – вопрос возвращения потерянных сбережений путем финансовых выплат, а также, поскольку государство не может это сделать в полном объеме, то путем бесплатного предоставления земельных наделов тем людям, которые пострадали от государства, путем их участия в акционировании ликвидных предприятий, путем предоставления медицинских или образовательных услуг в качестве компенсации тех вкладов, которые они потеряли.

Еще один достаточно серьезный момент, по поводу которого мы уже сейчас разрабатываем конкретные законопроекты, – это восстановление элементарной справедливости по отношению к людям, которых обворовали идеологи и организаторы ваучерной приватизации. Никто, кроме нас, вообще этого не вспоминает, но это ведь была афера века.

Я правильно понимаю, что когда вы выражаете эти свои ключевые позиции на переговорах, то крупные политические силы не готовы поддержать их в полном объеме?

Я не знаю, готовы или нет. Мне кажется, очень трудно отказаться от реализации вместе с нами этих позиций. Все они являются конкретными, это – не фантасмагории, не какой-то бред, они реальны, проработаны, мы прилагаем к каждой идее механизм, готовый законопроект. Если они будут отказываться, то мы будем апеллировать к людям. Сейчас нам это, откровенно говоря, делать будет легче, и мы будем показывать, за что народные депутаты не хотят голосовать.

Однако сейчас, на этих предварительных консультациях, вы ставите эти вопросы?

Литвин все время говорит: вот, у нас есть позиция, наши программные принципы, мы с ними шли к людям. В отличие от других сил, мы за пределами своей официальной программы, заявлений и обещаний не давали за два-три дня до выборов, чтобы мобилизовать электорат. Но когда на консультациях мы ставим эти вопросы, кого-то это, возможно, раздражает – у нас спрашивают: ну вот чего ты хочешь, что тебе нужно?

Меня, собственно, как раз и интересует реакция ваших партнеров по предварительным консультациям на ваши вполне конкретные предложения.

Для них, я так понимаю и это моя личная точка зрения, главное – это должности. Вот посмотрите, чему посвящены брифинги, чему посвящены заявления: 30 на 30 на 10, 50 на 50. То Министерство туда, а то – сюда и так далее. А что вы будете делать в социальной сфере, экономической, – есть согласованная позиция? Почему вы выводите за скобки все то, за что люди проголосовали за вас? Так нельзя, обещания нужно выполнять.

Возможен ли такой вариант, что Блок Литвина в новом парламенте не будет входить ни в оппозицию, ни в коалицию?

Вполне возможен. Это – один из вариантов, и, откровенно говоря, я думаю, что по состоянию на сегодняшний день он – не самый худший из возможных. Даже во время избирательной кампании было видно, что мы отличаемся от других участников выборов. Это было видно по методологии нашей кампании, по ее современности, цивилизованности кампании – это все могут подтвердить.

«Сектантства с иерархиями и пирамидами в нашей фракции не будет»


Но в таком случае что вы будете говорить избирателю на следующих выборах? Избиратель скажет: у вас была возможность войти в коалицию, вам делали вот такие предложения, обещания, которые вы нам давали, вы могли реализовать только во власти...

У меня есть очень простой ответ на ваш вопрос. Те люди, которые за нас проголосовали, почему-то не проголосовали за БЮТ или за Регионы, правда? Эти четыре процента – это наши избиратели, соответственно, их устраивала наша позиция.

Они проголосовали именно так даже в условиях безумной информационной войны против нас, когда центральные каналы публично призывали: только не голосуйте за Блок Литвина, в условиях зомбирования населения. Даже в этих условиях они проголосовали за нас, значит у них есть мозг, у них есть ум, и они голосовали умом. Это во-первых.

Во-вторых, и это очень важный момент. Я думаю, на те вещи, какие мы будем предлагать в парламенте, не соглашаться будет невозможно. Вопросы социально-экономической проблематики, которые мы будем ставить, у нас очень конкретные – там нет ничего о космосе, какой-то геополитике или чем-либо в этом роде. Поэтому если к нам не присоединятся, – это станет демонстрацией, ради чего работают другие члены парламента.

На позапрошлой неделе ряд СМИ обнародовали список должностей, за которые Блок Литвина вроде бы согласен войти в коалицию любого формата. Там упоминались кресла руководителей Держтаможслужбы, Налоговой, а также мэра Киева. Как бы вы оценили этот «вылив» и кому выгодно распространять о вас подобную информацию?

Тому, очевидно, кто думает только о креслах. Это, безусловно, была информационная атака, и я очень рад, что она не на кого не повлияла. Понятно, что таких вопросов Литвин вообще не ставил на ни одной встрече. Напротив – это ему предлагали должности. Очевидно, тот, кто предлагал должности, увидел, что для Литвина сейчас это не является первостепенным, и решил таким образом показать, что Литвин борется только за должности. Но сейчас мы видим, что этот замысел лопнул как мыльный пузырь.

Однако я, как человек, который немного понимает в технологиях пиара, медиапространстве, видел, как синхронно в ключевые СМИ попала эта информация – без подписи, без ссылки на источник информации. То есть ее источником стал определенный штаб, я не буду говорить, какой, но, очевидно, тот, который нам предлагал должности.

Если бы вы лично могли выбирать из тех сил, которые прошли в парламент, партнеров по коалиции, субъектом создания которой мог бы стать Блок Литвина, кого бы вы выбрали?

Сложный вопрос и, поймите меня правильно, я сейчас не могу обнародовать свою позицию, потому что позиция нашего блока будет консолидированной. Я являюсь членом команды и, в конце концов, моя позиция будет совпадать с позицией команды, потому что этот вопрос является стратегическим.

Очевидно, среди членов команды могут быть определенные нюансы в восприятии тех или иных законодательных инициатив, но если речь идет о стратегических вопросах, то мы не будем менять принятые нами решение ни на какие блага и так далее. Для нас сейчас важна наша принципиальная позиция, которая понятна более-менее серьезной части избирателей, почти миллиону граждан Украины. Поэтому, поймите меня правильно, я сейчас на эту тему не могу высказываться, потому что моя позиция будет коррелировать с консолидированной позицией всей фракции, а нас двадцать человек.

В то же время довольно много СМИ выражают сомнение в том, что фракция Литвина будет консолидированной и говорят о том, что по квоте Трудовой партии в проходную часть списка вашего блока прошло определенное количество людей, которых связывают с Василием Хмельницким. Возможен ли в принципе демарш этой части фракции и невосприятие ею общих решений блока?

Во-первых, я не знаю, СМИ могут кого угодно с кем угодно связывать, но давайте откровенно скажем, что наш блок является блоком двух политических сил. И кто прошел по квоте Трудовой партии – это вопрос к ее председателю Михаилу Сироте. Я думаю, что некорректно с нашей стороны было бы ставить вопрос в разрезе, мол, того включать в список, а этого – нет. Кстати, по отношению ни к одному из членов нашей будущей фракции я не вижу никакого компромата. Это – нормальные люди, представители среднего бизнеса, вовсе не олигархи. Не знаю, почему к нам придираются. Сделали бы лучше анализ БЮТа, в «регионах», в «Нашей Украине» – кто там миллиардеры и кто на каких естественных монополиях сидит.

Но к вам у меня претензий нет, я отвечу на ваш вопрос. У нас нет никаких сомнений в том, что позиция нашей фракции будет консолидированной, но не тоталитарной. Сектантства с иерархиями и пирамидами в нашей фракции не будет. Владимир Литвин имеет очень высокий авторитет среди всех 20 членов фракции. Зная нашего лидера уже достаточно давно, я могу сказать, что у него нет даже крупицы тоталитарного менталитета. Он советуется с людьми, он слушает их, пытается влиять на них, а не приказывать. Люди, которые с ним работали, это могут подтвердить. Поэтому я не рассматриваю озвученный вами вопрос как проблему.

Вместе с тем, например, пани Белоусова, которая попала в ваш список по квоте Сироты, на прошлых выборах была в списке блока «Не так!», который использовал яростно антинатовскую риторику. Вас все знают как убежденного евроатлантиста. Будут ли такие идеологические разногласия в перспективе влиять на работу вашей фракции?

Я вам хочу откровенно сказать, что позиция относительно международных проблем в Блоке Литвина тоже является консолидированной. Мне нравится это слово, потому что оно исключает навязывание кому-либо собственной позиции. Наша позиция является взвешенной.

А что касается пани Белоусовой, то я не знаю, в каком блоке она была. Зато помню, что, например, Богдан Губский подавал в КСУ представление относительно конституционности третьего срока Кучмы, с которым якобы борется Тимошенко... Но не об этом речь.

Я не помню ни одной публично высказанной пани Белоусовой позиции относительно НАТО. Мне кажется, она специалист в совсем другой сфере, она – экономист, а не международник. Противоречивых позиций по поводу того или иного я намного больше слышал у других политических сил.

Технически «демократическая» коалиция может быть создана. Однако согласитесь, имея в активе 228 голосов, она будет нестабильной.

Она не может быть ни стабильной, ни эффективной. Потому что, я думаю, что в этих обстоятельствах все очень осторожно будут относиться к тому, чтобы 100 или 150 депутатов не голосовало за 228. Я считаю, что одним из первых законопроектов в новом созыве должен стать проект, где были бы технологически определены гарантии реализации 84-й статьи Конституции Украины относительно личного голосования народного депутата. Не из-за того, что мы хотим каким-либо образом кому-то досадить – вовсе нет. Просто в пятом созыве ВР много говорили о соблюдении чистоты юридических процедур, однако все их нарушали. Я первый готов подать такой законопроект, потому что считаю, что раз меня люди избрали в Верховную Раду – то это должна быть моя не просто основная, а единственная работа. Если кто-нибудь считает, что это хобби или «крыша» – пусть ходят в парламент.

В таких обстоятельствах наладить производительную деятельность коалиции будет еще труднее. Вы допускаете, что если организовать ее эффективную работу не удастся, то возможны еще одни досрочные выборы к ВР?

Сейчас все возможно, и ничего исключать нельзя.

Не являются ли еще одни досрочные выборы выгодными для Блока Литвина? Ведь избиратели могут разочароваться в крупных силах, которых обвинят в новом кризисе, и проголосовать за вашу политическую силу.

Если вы посмотрите на состав наших депутатов, то не найдете там ни одного авантюриста. То есть специально подстрекать и стимулировать ухудшение жизни людей у нас никто не будет, потому что не для этого мы шли в парламент. Наоборот, мы будем вносить конструктивный базис в работу парламента, и, я думаю, нам это удастся.

С другой стороны, я тоже понимаю, что при досрочных выборах мы бы серьезно улучшили свой результат. Однако не можем же мы думать только о своих рейтингах – к чему это приведет страну? Не может быть в государстве перманентный политический кризис. Мы пришли в парламент, и мы об этом говорим откровенно, для того, чтобы минимизировать эти политические кризисы, снять это напряжение, и будем делать все, чтобы реализовать то, с чем шли к людям.

Ряд экспертов, оценивая слоганы, стилистику вашей избирательной кампании, говорили, что Блок Литвина перепутал парламентскую кампанию с президентской. Кроме того, один из известных украинских политиков сказал, что Литвину сейчас не стоит идти ни в коалицию, ни в оппозицию, потому что там уже есть готовые кандидаты в Президенты. Поэтому действительно, не начал ли в 2007 году Владимир Михайлович свою президентскую кампанию?

В первую очередь, я знаю, что политик, которого вы цитировали, – это Леонид Кравчук. Я с уважением отношусь к Леониду Макаровичу, но не очень понимаю, почему он дает советы политической силе, к которой не принадлежит. Я считаю, что ему лучше советы давать СДПУ(о) – все-таки он – член этой партии. Это было бы более корректно.

Но, возвращаясь к вашему вопросу, безусловно, мы не делали президентскую кампанию. Да, наша кампания действительно была в известной мере персонифицирована хотя бы потому, что мы шли в Верховную Раду именно как Блок Литвина, как именной блок. Хотя говорить, что это была индивидуальная, персональная кампания – не совсем верно. Нужно просто промониторить, как работали все люди в проходной части нашего блока. Они работали не в Киеве, а в областях, которые представляли.

То есть я сказал бы, что у нас была комбинированная избирательная кампания. Не хочу хвастаться, потому что я, безусловно, заангажированный человек, но, в принципе, она была достаточно системна и современна по сравнению с другими силами, которые использовали грязь и строили свои кампании не на своих отчетах за сделанное, а на новых обещаниях. Наша кампания была по-европейски цивилизованной и, мне кажется, даже наши недоброжелатели вынуждены это признать.

И все же, Владимир Литвин собирается идти в Президенты?

Если действующий Президент на сегодняшний день не заявляет о своих намерениях по этому поводу, то о чем может говорить народный депутат Украины Владимир Литвин? Я считаю, что это не ко времени. Я думаю, что каких-то форс-мажоров не будет, до кампании остается еще два с половиной года, а что будет дальше – время покажет.






Другие новости по теме:
Еще один депутат от НУНС вступил в коалицию Еще один депутат от НУНС вступил в коалицию
Новая коалиция или выборы? Новая коалиция или выборы?
Чем заплатит Янукович за новую коалицию Чем заплатит Янукович за новую коалицию
Країні знадобився Литвин Країні знадобився Литвин
БЮТ поставил условие Блоку Литвина БЮТ поставил условие Блоку Литвина
 
| |
 
 



Новости






Free counters!