Порочный круг Путина: почему российскую экономику не спасет даже рост цен на нефть? » Медиавектор. Независимое информационное издание
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос

Loading...



Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 


 
 

Порочный круг Путина: почему российскую экономику не спасет даже рост цен на нефть?

25-10-2015, 04:26 | Экономика
Путин и МедведевЗа время правления Путина экономика России стала настолько хрупкой и неустойчивой, что даже повышение цен на нефть не поможет выбраться стране из глубочайшего кризиса.

Российская экономика продолжает снижение: по уровню ВВП страна отброшена на период 2008 года. Однако это лишь внешнее проявление глубочайшего системного кризиса, в который попала Россия.

На нынешнюю ситуацию повлияли сразу несколько факторов — и падение цен на нефть, и западные санкции, и внутренние проблемы, но главным из них является то, что происходит в самой стране, во взаимоотношениях власти и бизнеса.

Снижение темпов роста российской экономики началось задолго до украинских событий и введения санкций, а остановка роста случилась до начала падения нефтяных цен. Поэтому основным фактором, предопределяющим экономическую динамику в РФ, является сокращение инвестиций, нежелание бизнеса инвестировать в развитие. И причины такого положения дел тоже вполне понятны.

За время своего правления Владимир Путин постепенно разрушил всю институциональную среду, являющуюся основой для частной экономической активности. Разрушил фундамент любой экономической системы — институт прав частной собственности, защитой которой должен заниматься независимый суд и правоохранительные органы. Разрушил механизм федеративного государства, где интересы регионов должны сдерживать аппетиты федерального центра. Разрушил механизм политической конкуренции и сменяемости власти — выборы не только на федеральном, но и региональном уровне превратились в фарс. А также — механизм четвертой власти, независимых СМИ, вместо которой Россия получила институт геббельсовской пропаганды, успешно промывающей мозги 85 % населения, оправдывающей войну, агрессию и убийства.

Хотя нынешний экономический кризис является, на мой взгляд, самым тяжелым в российской истории, даже тяжелее, чем кризис начала 90‑х, само по себе падение экономики невелико. Все прогнозы на текущий год предсказывают снижение ВВП не более чем на 4 %, а усредненный прогноз на будущий год говорит о нулевом росте. Стремительное падение цен на нефть и российского рубля в ноябре-декабре прошлого года, вопреки ожиданиям многих экспертов, не привели ни к чему похожему, что наблюдалось в конце 2008—начале 2009 годов. Реальный сектор российской экономики продемонстрировал лишь незначительное падение, и этому есть вполне рациональные объяснения.

Двигатель роста

Во-первых, Россия — страна с сырьевой экономикой. Доля сырьевых отраслей в ВВП (включая металлургию, химическую и лесную промышленность, загрузку железнодорожного и трубопроводного транспорта) превышает 25 %. Их доля в экспортной выручке составляла более 85 % в 2011–2013 годах. Ни в конце 2014‑го, ни в 2015‑м сырьевые отрасли не испытали сокращения внешнего спроса, с которым они столкнулись в конце 2008‑го, и продолжали медленно расти, обеспечивая загрузку транспорта (в январе 2009 года падение объема грузовых перевозок у РЖД превышало 30 %).

Во-вторых, заметным двигателем развития российской промышленности последние пару лет стало производство вооружений. Новая программа вооружений, принятая в 2011 году, и выделенные на нее 23 трлн руб. на период 2012–2020 годов привели к тому, что темпы роста оборонной промышленности составляют теперь 15–20 %.

В текущем году программа закупки вооружений не сокращена, более того, практически полностью профинансирована в первом квартале (что позволило избежать инфляционного обесценения бюджетных средств), поэтому оборонная промышленность продолжает демонстрировать высокие темпы роста. Да, с точки зрения общественной полезности производство вооружений не имеет никакого смысла, но статистика ВВП и промышленного производства этого не улавливает.

В-третьих, заметную роль в поддержании темпов роста в жилищном строительстве и производстве строительных материалов вплоть до конца первого квартала 2015‑го играл стремительный рост объемов ипотечного кредитования в 2012–2014 годах. Однако действие этого фактора исчерпало себя весной 2015‑го.

Самые болезненные процессы в российской экономике лежат на стороне внутреннего спроса и связаны с резким ростом инфляции, переходом бюджета в неустойчивое состояние и продолжающимся падением инвестиционной активности.

Повышение темпов инфляции началось еще весной прошлого года, усилившись после введения российскими властями эмбарго на импорт продовольствия и стремительной девальвации рубля в конце прошлого года. В результате весной 2015‑го рост цен составил пиковые 17 % и к осени снизился крайне незначительно из‑за резкой девальвации рубля прошедшим летом.

Немедленным следствием ускорения инфляции стало резкое снижение уровня жизни населения. По оценкам Росстата, реальная зарплата и объем розничных продаж уже к весне сократились на 10 %. Но из‑за резкого падения доходов бюджета российские власти проведут лишь частичную индексацию зарплат бюджетников в 2015 году (на 6 %) и не планируют ее проведения в 2016‑м.

Порочный круг

Жесткие финансовые ограничения для российского бюджета связаны с двумя факторами. Во-первых, дефицит бюджета, похоже, является табу для Путина еще со времен кризиса 1998‑го. Возможно, он всерьез исследовал причины того кризиса и решил не повторять ошибок прошлого. Поэтому предложение минфина ограничить дефицит бюджета в 2015‑м и в 2016‑м уровнем в 3 % ВВП не встречает сопротивления.

Во-вторых, хотя западные санкции формально не распространяются непосредственно на Российскую Федерацию, привлечь средства для финансирования дефицита бюджета ни на внешних рынках капитала, ни на внутреннем без серьезного повышения уровня процентных ставок российский минфин не может. А тогда единственным источником для финансирования дефицита остаются средства Резервного фонда, которых даже без индексации зарплат бюджетников и пенсий с трудом хватает до лета 2017‑го.

Сжимающаяся экономика при низких ценах на нефть создает порочный круг: падающие доходы и отсутствие возможности профинансировать дефицит бюджета за счет заемных средств ведут к сокращению расходов (и на выплаты населению, и текущих, и инвестиционных), что снижает спрос в экономике и затягивает ее скольжение вниз.

За 15 лет правления Владимира Путина российская экономика не только не укрепилась, но и, напротив, стала гораздо более хрупкой и неустойчивой. Стратегия российских властей сегодня опирается на надежду, что нефтяные цены рано или поздно пойдут вверх и это улучшит положение дел в экономике. Однако институциональные разрушения достигли такого масштаба, что даже повышение нефтяных цен не сделает российскую экономику устойчивой в долгосрочном плане.

Сергей Алексашенко, Российский экономист, менеджер, бывший заместитель председателя правления центробанка РФ, nv.ua




Другие новости по теме:
Все будет плохо. Прогноз Moody's по экономике России Все будет плохо. Прогноз Moody's по экономике России
О рубле и инфляции. Что ждет экономику России в 2015 году О рубле и инфляции. Что ждет экономику России в 2015 году
Всемирный банк: Россию ожидает год рецессии Всемирный банк: Россию ожидает год рецессии
 
| |
 
 



Новости







Free counters!