Бедность, коррупция и российские войска: футболист сборной Швеции о побеге из Крыма
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос




Календарь
«    Май 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031


 
 

Бедность, коррупция и российские войска: футболист сборной Швеции о побеге из Крыма

18-04-2020, 23:49 | Спорт
Бедность, коррупция и российские войска: футболист сборной Швеции о побеге из Крыма

Вашему вниманию - воспоминания бывшего легионера «Таврии» Густава Свенссона, который выступал за симферопольскую команду в чемпионате Украины с 2012 по 2014 годы, которыми он поделился с наибольшим ежедневным изданием Скандинавии.

«Первое, что я вспоминаю о своем пребывании в Украине, - это то, как мы покинули страну. К сожалению, это то, куда приводят меня мои мысли сразу же, потому что это очень и очень неприятное воспоминание.

Как бы вы чувствовали себя, когда российский спецназ проводит автоматической винтовкой по вашему лицу? Хотел бы я не знать ответа на этот вопрос, но я его знаю. Это последнее, что я помню об Украине, и первое, что я вспоминаю, когда меня спрашивают об этой стране.

Одна из причин, по которой я переехал туда, заключается в том, что Вторая мировая война была своего рода окончена в Ялте на Крымском полуострове. Я думал, что было бы круто побывать на такой исторической земле. Но случилось так, что я оказался там как раз во время тех событий, которые могли бы привести к началу Третьей мировой войны. И тогда это было бы уже совсем не круто.

Все началось с чемпионата Европы, который Украина принимала в 2012 году. Тогда я играл в Турции за «Бурсаспор», с которым выступил в Лиге чемпионов, в одной группе с «Манчестер Юнайтед». Но когда во втором моем сезоне команда финишировала лишь восьмой, руководство «Бурсаспора» оказалось недовольным, и решило изменить едва ли не весь основной состав. Потом у меня появилось несколько альтернатив, и Украина была одной из тех, которая виделась интересной.

Мой агент Карл Фагер начал сотрудничать с другим агентом, который имел хорошие контакты в России и Украине, поэтому мы вели переговоры с несколькими клубами. Мы отправились в некое турне по стране, чтобы посмотреть клубы и их инфраструктуру. В первую очередь это был «Днепр», с которым у моего агента были хорошие контакты. Но потом мы съездили и в Киев, где я был на просмотре в двух клубах. Сначала меня посмотрели в «Арсенале», а затем и в «Динамо».

Только после этого мы вылетели в Крым. Аэропорт оказался очень старым и изношенным, а по дороге в город я увидел много проявлений бедности за окном. Но как только мы добрались до места назначения, я понял, что Симферополь действительно неплохой. Мы с Карлом провели один день, а потом поехали посмотреть на курорты Черного моря. Это было фантастически. Особенно мне понравилась Ялта. Длинные пляжи, хорошие отели, рестораны. Я просто подумал: «Мне хорошо здесь, я смогу наслаждаться окружающим миром». Я буквально застрял в этом месте, где была смесь современности и древней истории.

Насколько я знаю, раньше ни один швед до меня не играл в Украине, но только потому, что история и обычаи этой страны очень отличаются от наших. Для меня это, наоборот, отчетливо стало одной из причин, по которым я решил перебраться в Симферополь. Я такой человек, который любит учиться и постигать что-то новое. Я интересуюсь не только футболом, но и жизнью в целом, изучаю все, что меня окружает. Трудно получить представление о городе или стране, если ты никогда лично там не побывал.

Кроме того, тогда футбол в Украине был действительно высокого уровня. Даже то, что я знал - украинская лига была на хорошем счету в Европе - оказалось в реальности еще лучше. Когда я переезжал в Турцию, многие говорили, что в тамошней лиге выступает несколько очень хороших футболистов, и я сам видел, как команды далеко продвигались в Лиге чемпионов и Лиге Европы. Украинская лига на континенте не имела такой же репутации, но я был уверен, что там не хуже, чем в Турции.

В реальности я увидел высокий уровень, множество фантастических арен и много действительно очень сильных футболистов. Например, донецкий «Шахтер» проводил потрясающие сезоны, потому что в их команде играли Фернандиньо, Дуглас Коста, Дарио Срна и Генрих Мхитарян. Лучше всех был Виллиан. У меня были большие проблемы в игре именно против этого бразильца.

Моя «Таврия» из Симферополя была клубом, который ставил перед собой задачу попасть в топ-4. Эта команда стала первым чемпионом независимой Украины, но после этого у нее не стало стабильности и она плавала то немного вверх, то чуть вниз по таблице. Нельзя сказать, что «Таврия» - это клуб с гордой историей, но это был клуб с большими амбициями.

Капитаном команды был Сергей Назаренко - очень хороший футболист, который провел на поле все 90 минут в матче Евро-2012, в котором Украина обыграла Швецию. Другие игроки симферопольской команды также были хорошего уровня, их отличала воля к победе и преданность клубу. За «Таврией» тогда скрывались очень большие экономические мышцы. На заднем плане в клубе был какой-то российский олигарх, которого тогда арестовал Интерпол с деньгами, но я об этом ничего не знал, да и не расспрашивал много.

Я провел сборы с «Таврией» в Турции. Было много разговоров о бонусных выплатах, много обещаний, что все, что хорошо для клуба, хорошо и для меня. Пока у команды дела шли хорошо, они были щедрыми, но предъявляли очень жесткие требования. В Украине ощущалась большая разница между богатыми и бедными. Так не должно быть, ведь все мы - люди. Это, как мне казалось, было самым сложным осознанием за мое время пребывания там.

Когда мы вернулись после зимнего межсезонья в сезоне 2013/14 команда отправилась на очередные сборы. После них три наших футболиста увидели свои вещи за пределами клубной базы. Их больше не хотели видеть в команде, хотя у них были действующие контракты. Клуб решил, что они недостаточно сильны. Психологически это было сложно понять. Я не знаю, пошли эти игроки затем в ФИФА или куда-то еще, чтобы получить деньги по контракту, но клуб поступил именно так. Они делали, как хотели, и не считали права человека своим приоритетом.

«Таврия» не была клубом, где правильно вели дела. В начале сезона 2013/14 мне сказали, что наш генеральный директор (Александр Бойцан) растратил много денег. Из Турции в Украину я перебрался свободным агентом и совершенно бесплатно. Но после года, проведенного в клубе, до меня дошли слухи, что наш генеральный директор поехал к владельцу клуба и рассказал ему, что мой трансфер обошелся в несколько миллионов евро. Владелец дал ему эти деньги, а потом они просто исчезли.

Я не знаю, правда это или нет, но это то, что мне приходилось слышать. Я чувствовал, что там все время было много разного дерьма, и хотя я знал, как это делается, мне не хотелось быть частью подобного.

За эти годы в Украине произошло многое. Весной 2013 года я повредил крестообразные связки колена, а мое восстановление затянулось до августа того же года. Но потом в стране начали происходить события в политике, через которые было уже не до футбола.

Все началось с беспорядков в Киеве в ноябре-декабре 2013 года. Люди, которые хотели сближения Украины с ЕС, выступили против правительства, которое намеревалось укрепить связи с Россией. Сначала это была своеобразная революция, но потом прибыл российский спецназ, который просто начал стрелять в людей. Когда я вернулся в Украину после зимней паузы, в Киеве уже шла полномасштабная война, но ее локацией была только столица. Там где мы были, в Крыму, все рассчитывали, что все будет спокойно.

В клубе и среди футболистов большинство украинцев поддерживали власть, но это было не то решение, за которое их можно было бы назвать большими патриотами. Мы много говорили обо всем, что происходило, но в раздевалке не было какого-то противостояния. В общем футболисты не являются политически активными, и клуб не хотел принимать какую-то сторону. Они просто хотели продолжать свой бизнес.

На Крымском полуострове было много этнических русских, привыкших жить за счет российской нефти, газа и туризма. Идея откола от России и вступления в ЕС не казалась им хорошим решением. В моей квартире было российское телевидение, и когда я его включал, то там говорили, что вся восточная Украина ждет российскую армию чуть ли не с цветами и готова выкладывать на асфальте лепестки от роз перед танками. Все радовались и подбадривали друг друга на фоне подобного. И хотя там, где я жил, не было сильного сопротивления этим идеям, это была далеко не вся правда.

В феврале 2014 года в зданиях государственных органов произошли беспорядки. Россияне, жившие в Симферополе, выступили против украинского народа. Затем россияне ночью захватили здание местного парламента, но ситуация все еще не была угрожающей. Жизнь продолжалась, как обычно, хотя на улицах становилось все больше солдат, и никто не знал, кто они такие.

В конце февраля 2014 году ко мне прилетели родственники, и для них это было первое посещение Украины. Помню, как сразу сказал им: «Конечно, прилетайте увидеть все это! Это не так, как вы себе представляете, все гораздо лучше». Моя подруга часто летала туда-сюда, и когда мы были вместе, то нам очень нравилось в Симферополе. У нас были любимые места в городе, рестораны, наш пляж, который мы считали фантастическим ...

В последний наш вечер в Украине я помню, что мы ужинали как обычно. В ресторане выступала одна из групп, которая играет украинскую музыку, но на другой стороне улицы сидел снайпер. Это было очень и очень страшно - как в видеоигре, - но я почему-то все еще не чувствовал угрозы.

Уже на следующий день был настоящий хаос. У нас была обычная двусторонка на тренировочной базе, но когда я пришел в раздевалку и принял душ, то увидел 300 пропущенных звонков и даже не помню, сколько текстовых сообщений. Это были родные, близкие и друзья, которые задавались вопросом, что у нас происходит.

Затем я зашел в интернет и почитал на сайте Aftonbladet, что Путин дал указание россиянам вторгнуться в Крым. «Теперь мы собираемся спасти там русскоязычное население», - сказал он. И вот тогда началась паника. Внезапно они закрыли аэропорт, но я сказал клубу, что мне должны выделить машину с водителем, чтобы помочь мне и моей семье покинуть Крымский полуостров.

В раздевалке команды царила ужасная и беспокойная атмосфера. Несколько других иностранных игроков подошли ко мне и спросили, что я собираюсь делать, на что я ответил им: «Я еду отсюда прямо сейчас». Многие тоже захотели уехать, поэтому мне пришлось обратиться к руководству клуба и сказать, что им нужно сменить машину на автобус, где всем хватило бы места.

Удивительно, но руководители «Таврии» не задавали нам какие-либо вопросы, или что-то в этом роде. Они устроили все буквально за пару часов и очень-очень помогли всем нам в той ситуации. Я вернулся в квартиру, чтобы забрать свою девушку и ее родителей, но мы с трудом смогли что-нибудь забрать оттуда. Большую часть собственности мы оставили там, в той съемной квартире.

Мы получили необходимый автобус. А еще к нам вышел сотрудник клуба, который отвечал за безопасность, который выдал нам какие-то полицейские карточки для выезда из Симферополя. Все было как в кино. Мы выехали из города поздно вечером, а российская полиция к тому времени уже установила блокпосты. Они были повсюду. Эти люди стояли у бочек из-под масла, в которых что-то горело, а они грелись. Мы внутри автобуса могли видеть их лица в свете костра. Они все были очень сильно вооружены.

Они остановили нас и зашли в автобус с оружием, направляя свет на каждого присутствующего внутри человека: «Кто вы и зачем едете сюда?» На нас направляли автоматическую винтовку, прямо в лицо, и мы должны были показать документы и попытаться найти общий язык с ними. Я пытался вести себя как можно тише, чтобы не вызвать излишнее беспокойство, потому что внутри автобуса у нас было ощущение, что не потребуется много чего, чтобы они посчитали нас своими противниками.

Этот страх я никогда не забуду. В конце концов, я очень благодарен «Таврии» за то, что они помогли нам в той ситуации покинуть Симферополь. Ближайший международный аэропорт, который располагался в Днепропетровске, также был закрыт, поэтому нам пришлось ехать в Донецк. Это более 500 километров, поэтому в дороге каждому из нас пришлось немало подумать о том, что происходит вокруг ...

Буквально через несколько недель донецкий аэропорт был уничтожен. Его разнесли буквально на мелкие кусочки, и об этом было абсолютно нереально думать. Сначала наша идея заключалась в том, чтобы лететь в Стамбул, но когда мы приехали, то ближайший самолет улетал на Москву. Мы сели в него, а потом полетели в Копенгаген и домой.

Уже оттуда я наблюдал, как россияне провели референдум в Крыму, по итогам которого 95% людей проголосовали за присоединение к России. Я абсолютно уверен, что было большинство, но, честно говоря, мне невероятно трудно поверить в правдивость этой цифры. Каким-то образом, но все это было сфальсифицировано.

Не только я, но и другие легионеры оставили Симферополь, а через несколько дней весь клуб бежал из Крыма. С командой, руководителями, всеми другими они полетели в Турцию, где поселились в отеле в Анталии, сделав его своим новым офисом.

Чемпионат Украины был продолжен, но в «Таврии» больше не было домашних игр. Они жили и тренировались в Турции, а оттуда летали в Киев, чтобы на нейтральных полях проводить домашние матчи. Я хотел убежать от всего этого, но мне пришлось лететь в Турцию, чтобы решить вопрос с клубом. Они несколько месяцев задерживали зарплату, а когда пропустили очередную выплату, то нарушили свою часть контракта. Тогда ФИФА помог мне разорвать его. После этого они, видимо, начали быстро выплачивать часть зарплаты, чтобы не все могли последовать моему примеру.

Сегодня я не знаю, какие чувства испытываю, когда думаю о Симферополь и Крыме. Трудно сказать однозначно. Это, безусловно, не радость, но и не печаль. Это больше похоже на ... равнодушие.

Сам я, конечно, хотел бы когда-нибудь в жизни вернуться туда, но я не думаю, что взял бы в такое путешествие кого-то из родственников. На самом деле, мы изначально не обсудили с ними все правильно. И хотя я думаю, что сегодня они простили меня, вряд ли родители были счастливы, когда это все произошло.

Если бы я был в состоянии что-то изменить, то я бы решил никогда не участвовать в проекте под названием «Таврия», чтобы все не заканчивалось бегством из города. Дело не в том, что я вырос как личность, и что-то узнал новое. И ситуация поставила меня в состояние, в котором нужно было выживать. Единственная мысль, которая была в моей голове - нужно ехать. Помню, что чувствовал себя ничтожно малым на огромной планете ... »

P.S. После «Таврии» Густав Свенссон, на счету которого 27 матчей за сборную Швеции, вернулся на родину в ряды «Гетеборга». В 2016 году он переехал в Китай, где провел 28 матчей за «Гуанчжоу Фули», а с 2017-го выступает в США за «Сиэтл Саундерс».





Другие новости по теме:
Переиграть Переиграть "Газпром"? Как Каха Каладзе бросил вызов российскому монополис ...
Маркевич: Маркевич: "Не вижу будущего у сборной Украины"
Лебединая песня Андрея Шевченко Лебединая песня Андрея Шевченко
 
| |
 
 



Новости






Free counters!