Medium: сколько на самом деле больных коронавирусом и как его победить
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос




Календарь
«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 


 
 

Medium: сколько на самом деле больных коронавирусом и как его победить

13-03-2020, 02:37 | Социум
Medium: сколько на самом деле больных коронавирусом и как его победить

Со всем, что сейчас происходит вокруг темы коронавируса, должно быть очень сложно решить, что делать сегодня. Нужно ли вам ждать, пока появится больше информации? Можно ли что-то сделать сегодня? Что? (…) Возможно, вы побаиваетесь: «Что если я слишком бурно реагирую? Будут ли надо мной смеяться? Злиться? Кажусь ли я глупым?» Но через 2−4 недели, когда весь мир закроют на карантин, благодаря паре дней, за время которых вы самостоятельно дистанцировались от других людей, могут спасти несколько жизней. Люди больше не будут вас критиковать, они поблагодарят вас за правильное решение.

Насколько много случаев коронавируса будет в вашем регионе?

Рост в пределах страны


График 1. Общее число случаев заражения COVID-19

Medium: сколько на самом деле больных коронавирусом и как его победить


Количество случаев росло экспоненциально, прежде чем Китаю удалось его сдержать. Но потом случилась «утечка», и теперь это пандемия, которую никому не остановить.

График 2. Общее число случаев заражения вне Китая

Medium: сколько на самом деле больных коронавирусом и как его победить


На сегодня — в основном за счет Италии, Ирана и Южной Кореи

График 3. Случаи заражения коронавирусом в отдельных странах (кроме Китая)

Medium: сколько на самом деле больных коронавирусом и как его победить


В Южной Корее, Италии и Китае так много случаев, что сложно заметить другие государства, но давайте рассмотрим то, что происходит в правом нижнем углу.

График 4. Случаи заражения коронавирусом в отдельных странах (кроме Китая, Южной Кореи, Италии, Ирана)

Medium: сколько на самом деле больных коронавирусом и как его победить


Есть дюжины стран с экспоненциальным ростом заболеваемости. Сейчас большинство из них — западные.

Диаграмма 5: Суточный рост случаев между 5 марта и 6 марта

Medium: сколько на самом деле больных коронавирусом и как его победить


(В странах, находящихся за этой чертой, количество случаев удваивается каждые 2 дня)

Если такой тип роста продолжается хотя бы неделю, вот что получается:

График 6. Прогноз заражения коронавирусом в отдельных странах (кроме Китая, Южной Кореи, Италии и Ирана)

Medium: сколько на самом деле больных коронавирусом и как его победить


Если вы хотите понять, что произойдет или как этого избежать, вам нужно посмотреть на случаи, где уже через это прошли.

Китай

Диаграмма 7. Хроника событий в провинции Хубэй

Medium: сколько на самом деле больных коронавирусом и как его победить


Это одна из самых важных диаграмм. Оранжевые столбики демонстрируют количество официально подтвержденных случаев в провинции Хубэй: сколько инфицированных выявили в тот день. Серые столбики показывают настоящее количество заболевших ежедневно. Китайский центр по контролю и профилактике заболеваний выявил их с помощью опроса пациентов во время диагностики, спросив, когда у них возникли симптомы.

Чрезвычайно важно то, что о настоящем количестве случаев не было известно своевременно. Мы можем вычислить их число, лишь оглядываясь назад: власти не знают, что у кого-то только что появились симптомы. Они узнают об этом, если кто-то идет к доктору, и ему ставят диагноз. Это означает, что оранжевый столбик показывает вам, о чем власти знали, а серый — что происходило на самом деле.

21 января число новых диагностированных случаев (оранжевые) резко возросло: их было около 100. На самом деле, в тот день было около 1,5 тыс. случаев, количество которых росло экспоненциально. Но об этом власти не знали. Им было известно только о том, что внезапно появились 100 случаев этого нового заболевания.

Два дня спустя власти закрыли Ухань. В тот момент диагностировали около 400 новых случаев. Запомните это число: они приняли решение закрыть город лишь с 400 новыми случаями в день. В этот день было около 2,5 тыс. случаев, но они этого не знали.

Днем позже еще 15 городов в провинции Хубэй были закрыты на карантин. До самого 23 января, когда закрыли Ухань, заболеваемость росла по экспоненте, вы можете видеть это на серой диаграмме. Количество настоящих случаев существенно возросло. Как только Ухань была закрыта, выявление новых случаев стало замедляться. 24 января, когда еще 15 городов было закрыто, настоящее число случаев (серых) стало останавливаться. Два дня спустя максимальное число настоящих случаев достигло пика и с тех пор пошло на спад.

Обратите внимание на то, что оранжевые (официальные) случаи все еще росли экспоненциально: еще 12 дней казалось, будто вспышка становилась всё сильнее. Но это не так. Просто заболевшие все больше проявляли симптомы, стали чаще посещать доктора, а система для их идентификации была сильнее. Концепция официальных и настоящих случаев важна. Давайте запомним ее.

Остальные регионы Китая были хорошо скоординованы центральным правительством, поэтому они приняли незамедлительные и жесткие меры. Вот результат:

График 8. Случаи коронавируса в китайских регионах вне провинции Хубэй по сравнению с Италией, Ираном и Южной Кореей

Medium: сколько на самом деле больных коронавирусом и как его победить


Каждая прямая линия — это китайский регион со случаями коронавируса. У каждой был потенциал для экспоненциального роста, но благодаря мерам, принятым с конца января, они остановили вирус до того, как он стал распространяться.

В тот момент у Южной Кореи, Италии и Ирана был целый месяц, чтобы выучить этот урок, но они этого не сделали. Там начался тот же экспоненциальный рост, что и в Хубэе, поэтому они обошли другие китайские регионы еще до конца февраля. (…)

Вы уже увидели, как заболеваемость растет в странах Запада, и представляете, насколько плох прогноз хотя бы на неделю. Теперь представьте, что локализации, как в китайской Ухани или других странах Востока, не происходит. И тут вы получаете колоссальную эпидемию.

Давайте посмотрим на несколько отдельных регионов, таких как штат Вашингтон и Франция.

Вашингтон

График 9: Случаи заболеваемости в штате Вашингтон и уровень смертности

Medium: сколько на самом деле больных коронавирусом и как его победить


Штат Вашингтон — это американская Ухань. Число случаев растет там экспоненциально, сейчас они на отметке 140. Но уже в самом начале произошло нечто интересное. Уровень смертности был крайне высок — в один из моментов в штате было 3 случая заражения и одна смерть.

Мы знаем, что уровень смертности от коронавируса находится где-то между 0,5% и 5% (больше об этом дальше). Как уровень смертности может быть 33%?

Оказалось, что вирус распространялся и оставался незамеченным неделями. И это не всего три случая. Власти знали лишь о троих зараженных, один из которых погиб, именно потому, что чем серьезнее состояние, тем больше вероятность того, что человеку сделают тест на коронавирус. (…)

В этом и заключается проблема: вы знаете только о числе официальных случаев, не о числе настоящих. Но вам нужно знать о настоящих. Как можно предположить число настоящих? Оказывается, есть несколько способов. У меня есть модель для обоих, так что вы можете тоже поиграть с числами.

Во-первых, количество смертей. Если в вашем регионе есть умершие от коронавируса, вы можете использовать их количество, чтобы предположить число настоящих случаев заражения. Мы примерно знаем, сколько времени проходит между моментом, когда человек подхватывает вирус, до смерти больного — 17,3 дня. Это означает, что человек, умерший 29 февраля в штате Вашингтон, скорее всего, заразился где-то 12 февраля.

Так вы знаете коэффициент смертности. Для этого сценария я использую 1%. Это значит, что около 12 февраля было уже около 100 случаев заражения в этом регионе (из которых только один привел к смерти 17,3 дня спустя).

Теперь используйте время, которое обычно требуется коронавирусу, чтобы удвоить количество случаев — это 6,2. Это означает, что в те 17 дней до первого погибшего, количество случаев должно было увеличиться где-то в 8 раз (=2^(17/6)). Это означает, что если вы не диагностируете все случаи, одна смерть сегодня означает 800 случаев заражения в этот день.

Сегодня в Вашингтоне 22 погибших. С помощью быстрого подсчета вы получаете 16 тыс. настоящих случаев заражения. Столько же, сколько всех официальных случаев в Италии и Иране вместе взятых. (…)

Франция

Во Франции сегодня обнаружили 1400 случаев заражения и 30 смертей. Используя приведенный выше метод, вы получаете в результате количество от 24 тыс. до 140 тыс. Повторяю: число действительных случаев во Франции, скорее всего, в раз или в два или даже выше, чем официальные данные.

Не верите мне? Давайте вновь посмотрим на график Ухани. Если вы объедините все оранжевые столбцы до 22 января, вы получите 444 случаев. Теперь суммируйте все серые столбцы. Получается около 12 тыс. случаев. Поэтому когда в Ухани думали, что у них 444 случая, у них было в 27 раз больше. Если Франция думает, что у них 1 400 случаев, возможно, у них десятки тысяч. (…)

Если вы смотрите на эти данные и говорите себе: «Невозможно, это не может быть правдой», просто подумайте: с таким числом случаев Ухань уже была закрыта. И если вы говорите себе: «Ну, Хубэй — это только один регион!», позвольте мне вам напомнить, что в нем около 60 млн человек, он больше Испании и по размеру похож на Францию.

Что произойдет, когда эти случаи коронавируса материализуются?

Получается, коронавирус уже здесь. Он скрыт и растет экспоненциально. Что произойдет, когда он ударит? Это легко узнать, потому что у нас уже есть несколько мест, где это происходит. Лучшие примеры — это Хубэй и Италия.

Уровень смертности

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) говорит, что он равняется 3,4% (% число людей, которые заразятся коронавирусом и потом умрут). Это значение лишено контекста, поэтому позвольте мне объяснить — этот показатель зависит от страны и момента: между 0,6% в Южной Корее и 4,4% в Иране. Почему же? (…)

· Страны с хорошей подготовкой столкнутся с уровнем смертности около 0,5% (Южная Корея) до 0,9% (Китай без провинции Хубэй)

· Страны, которые будут ошеломлены вирусом будут иметь уровень смертности от около 3% до 5%.

Другими словами: страны, которые действуют быстро, уменьшают уровень смертей в десять раз. И это только говоря об уровне смертей. Быстрое реагирование также уменьшает количество случаев, что делает это еще более очевидным решением. Так что же нужно стране, чтобы подготовиться?

Что окажет давление на систему

Около 20% случаев требуют госпитализации, 5% случаев требуют палаты интенсивной терапии и около 1% требуют очень интенсивной помощи с задействованием аппарата искусственного дыхания или экстракорпоральной мембральной оксигенации (ЭКМО). Проблема в том, что такое оборудование нельзя запросто создать или купить. Несколько лет назад в США было в общей сложности всего 250 ЭКМО.

Если внезапно 100 тыс. человек окажутся заражены, многие из них захотят пройти тестирование. Около 20 тыс. из них понадобится госпитализация, 5 тыс. палата интенсивной терапии, а 1 тыс. понадобятся устройства, которых нам не хватает. И это только при 100 тыс. случаев, еще и не беря во внимание нехватку масок (…).

Такие страны, как Япония, Южная Корея, Гонконг и Сингапур, а также остальной Китай (вне провинции Хубэй), подготовились и смогли оказать пациентам нужную помощь. Но другие западные страны скорее склоняются к развитию событий в провинции Хубэй и Италии. Что же там происходит?

Как выглядит перегруженная система здравоохранения

Истории, происходившие в провинции Хубэй и Италии, подозрительно напоминают друг друга. В провинции Хубэй построили два госпиталя за 10 дней, но даже тогда они были абсолютно перегружены. И там, и там жалуются на то, что пациенты наводнили их госпитали. Им приходится оказывать помощь везде: в коридорах, в залах ожидания.

Медработники часами находятся лишь в одном элементе защитной экипировки, потому что их недостаточно. Они не могут покинуть инфицированных часами, а когда они это делают, они валятся с ног — изможденные и обезвоженные. Дежурств больше не существует. (…)

И это до тех пор, пока они не заболеют, что происходит часто, потому что они находятся в постоянном контакте с вирусом, без нужного количества защитной экипировки. Когда это происходит, они должны быть отправлены на 14 дней в карантин, во время которого они не могут помочь. В лучшем случае они потеряют две недели, в худшем — умрут.

Самое худшее происходит в палатах интенсивной терапии, где пациенты должны делиться аппаратами искусственного дыхания или ЭКМО. Но фактически этого делать нельзя, поэтому медработники должны решать, кто из пациентов ими воспользуется. В действительности это значит решить, кто из них будет жить, а кто умрет.

«После нескольких дней мы должны были выбирать. (…) Не каждого можно интубировать. Мы основываем свое решение на возрасте и состоянии здоровья», — говорит итальянский врач Кристиан Салароли.

Все это приводит систему к уровню смертности около 4% вместо 0,5%. Если вы хотите, чтобы ваша страна или город были частью этих 4% - можете сегодня ничего не делать.

Что нужно сделать?

Это уже пандемия. От неё не избавиться. Но мы можем уменьшить ее влияние. (…) Если мы снизим количество новых случаев заражения, насколько это возможно, наша система здравоохранения сможет справиться гораздо лучше, уменьшая уровень смертности. И если мы сможем растянуть распространение вируса во времени, мы сможем достичь точки, когда остальное общество можно будет вакцинировать. Поэтому наша цель — это не избавиться от случаев заражения полностью, а отложить их. (…)

Как же мы разгладим кривую?

Мы можем ввести простую и действенную вещь: социальное дистанцирование. Если вернуться к графику с данными из Ухани, вы увидите, что сразу после изоляции случаи пошли на спад. Это потому что люди не взаимодействовали друг с другом и вирусы не распространялся.

В данный момент ученые пришли к консенсусу, что вирус может распространяться в радиусе двух метров, когда кашляет больной.

На втором месте — инфицирование через поверхности: вирус живет часами или днями на разных поверхностях. Если он ведет себя как грипп, то он может выживать неделями на металле, керамике и пластике. Это значит, что дверные ручки, столы и кнопки в лифте могут быть ужасными распространителями инфекции.

Единственный метод, чтобы по-настоящему снизить уровень опасности — это социальное дистанцирование: держать как можно больше людей дома, насколько нужно долго, прежде чем вирус не отступит.(…)

Италия, наконец, поняла это. Сначала они в воскресение закрыли Ломбардию, а днем позже, в понедельник, осознали свою ошибку и приняли решение закрыть всю страну.

Надеюсь, что мы увидим результаты в ближайшие дни. Тем не менее, потребуется около 2 недель, чтобы увидеть спад. Помните уханьский график? (…)

Как политики могут посодействовать социальному дистанцированию?

С данным уровнем заболеваемости есть только две вещи, которые остались нашим политикам — изоляция и смягчение.

Изоляция

Изолировать — это убедиться, что все случаи идентифицированы, контролируемы и изолированы. Это хорошо делает Сингапур, Гонконг, Япония и Тайвань. Они быстро ограничили приток людей, идентифицировали больных, немедленно их изолировали, использовали костюмы защиты, чтобы защитить медработников, отслеживали, с кем контактировали больные и отправляли их тоже в карантин. Это отлично работает, если вы подготовлены и делаете это на ранних стадиях. (…)

Но западные страны так не поступили и теперь уже поздно. (…) Когда среди населения множатся сотни или даже тысячи случаев инфицирования, изоляции новых зараженных и тех, с кем они контактировали — больше не достаточно. Следующий уровень — это смягчение.

Смягчение

Смягчение требует серьезного социального дистанцирования. Людям нужно перестать собираться вместе, чтобы уменьшить R — базовое репродуктивное число. (…)

Эти меры требуют закрытия компаний, магазинов, общественного транспорта, школ, полной изоляции. Чем хуже ситуация, тем серьезней должно быть социальное дистанцирование. Чем раньше вы введете серьезные меры, тем меньше времени вам понадобится, чтобы ввести их, легче будет идентифицировать возникающие случаи и меньше людей заразится.

Это то, что сделала Ухань. И то, что пришлось принять Италии. Потому что когда вирус бушует, единственная мера для его остановки — это перестать его распространять в одночасье.

С тысячами официальных случаев — и десятками тысяч настоящих — это то, что страны вроде Ирана, Франции, Испании, Германии, Швейцарии или США обязаны сделать. Но они этого не делают.

Некоторые бизнесы работают из дому, что просто чудесно. Некоторые общественные мероприятия остановлены. Некоторые области сами ввели карантин.

Все эти меры замедлят вирус. Но этого недостаточно, чтобы уменьшить R с 2.5 до 2.2 или даже 2. Нам нужно удерживать его на отметке близкой к 1 достаточно долго, чтобы убить его. И если мы этого сделать не можем, то держать его как можно ближе к 1, чтобы выровнять кривую.

Возникает вопрос: что мы можем сделать, чтобы уменьшить R? Вот меню, которое подарила нам Италия. (…)

Один из подходов — это постепенно усиливать меры. К сожалению, это дает вирусу бесценное время для распространения. Если вы хотите быть в безопасности, сделайте это в стиле Ухани. Люди могут жаловаться, но потом они вас отблагодарят. (…)

В моей теоретической модели, которая напоминает Хубэй, промедление хотя бы на один день создает на 40% больше случаев. Поэтому, наверное, если бы власти провинции Хубэй объявили об изоляции 22 января вместо 23, они могли бы уменьшить число случаев на впечатляющие 20 тысяч. (…) Это экспоненциальная угроза. Каждый день в счет.

Томас Пуэйо, Medium




Другие новости по теме:
Коронавирус в Италии: 10 муниципалитетов закрыты на карантин Коронавирус в Италии: 10 муниципалитетов закрыты на карантин
Число умерших от коронавируса в КНР выросло до 2236 человек Число умерших от коронавируса в КНР выросло до 2236 человек
Эпидемия коронавируса: в Южной Корее скончался 7-й пациент Эпидемия коронавируса: в Южной Корее скончался 7-й пациент
 
| |
 
 



Новости






Free counters!