Сложная игра Путина в Украине » Медиавектор. Независимое информационное издание
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос

Loading...



Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 


 
 

Сложная игра Путина в Украине

28-06-2014, 11:00 | Политика, Мир
Владимир ПутинВспомним конец марта: президент Путин присоединил Крым, отрицая, что использовал при этом российские войска. Он перебросил к украинской границе и привел в состояние боевой готовности десятки тысяч российских военнослужащих. Он настаивал на том, что Виктор Янукович все еще является законным президентом Украины, несмотря на то что сбежал из Киева.

Он клеймил новые украинские власти как нелегитимные и неофашистские, не одобряя при этом их намерение провести досрочные выборы.

Он предупреждал, что если русскоязычные граждане Украины, проживающие, по его словам, на исторических землях России, будут подвергаться опасности, то он может использовать предоставленное ему парламентом право и направит в Украину российские войска.

Казалось, что он говорит с позиции силы, используя все возможности, чтобы продемонстрировать мощь России.

Однако через три месяца ситуация выглядит иначе. Позиция президента Путина изменилась. Какова она сейчас?

Уступки?

Он противоречит себе, признавая, что российские военнослужащие участвовали в аннексии Крыма (некоторые из них даже были награждены медалями), и отрицая при этом участие российских военных в событиях на востоке Украины.

В то же время он прекратил называть киевское правительство незаконным, признал нового украинского президента Петра Порошенко и начал с ним вести переговоры по мирному урегулированию конфликта.

И, несмотря на неоднократные призывы о помощи со стороны пророссийских повстанцев, он не стал претворять в жизнь угрозу полномасштабного вторжения в Украину. Он даже не поддержал их шагов, направленных на отделение: ни майский референдум, ни провозглашение самостоятельных республик.

Он неожиданно попросил российский парламент отозвать мандат на вторжение на территорию Украины.

Все это выглядит так, что, получив Крым, президент Путин посчитал, что он зашел настолько далеко, что, если будет продолжать, то ему придется платить за свои действия слишком высокую цену. А теперь пришло время примирительных жестов с тем, чтобы свернуть кризис.

Так ли это на самом деле или же Владимир Путин ведет более сложную игру?

Уроки усвоены

У него есть веские причины для того, чтобы отступить. Присоединение Крыма было популярным в России и из-за того, что оно выглядело безболезненным - простая бескровная передача власти.

Однако на восточной Украине другая ситуация. Это кровавый, мрачный конфликт с растущим числом жертв и беженцев. Это война, которую большинство русских не хотят видеть и, конечно, не хотят, чтобы она коснулась их сыновей.

На этом фоне президенту Путин нужно представить себя миротворцем, не угрожая более вторжением.

К этому нужно добавить, что и реакция украинского правительства на события на востоке Украины была жестче, чем ожидал Владимир Путин. Усвоив из ситуации с Крымом урок, что попытка избежать конфликт может привести к захвату территории, президент Порошенко отправил на восток армию, чтобы оттеснить повстанцев и вести переговоры с позицией относительной силы.

Запад тоже стал более жестким и менее склонным прощать, чем этого от него, возможно, ожидал президент Путин, учитывая то, что случилось в 2008 году.

Тогда короткая война России с Грузией окончилась после того, как при содействии некоторых лидеров стран ЕС было заключено мирное соглашение, в результате которого две республики - Южная Осетия и Абхазия - стали номинально независимыми, в реальности оказавшись во власти Москвы.

Возможно, Владимир Путин рассчитывал, что лидеры ЕС еще раз взвесят свои экономические интересы и придут к выводу, что болезненная ссора с Россией - это то, чего они не могут себе позволить.

В действительности же, опыт грузинского конфликта привел к обратному эффекту: аннексия Крыма стала выглядеть уже как часть некоего плана.

Это привело к тому, что ряд стран ЕС стал опасаться, что президент Путин намерен расширить Россию путем захвата новых территорий. И в этот раз их беспокоит, что конфликт разворачивается не где-то далеко на Кавказе, а прямо на пороге у ЕС и НАТО. Отсюда и консенсус по вопросу необходимости санкций, которые пока минимальны, но могут стать жестче уже через какое-то время.

При этом кажется, что западные страны более не склонны принимать слова Путина за чистую монету. Скрыв использование российских войск в Крыму, он выглядит неискренним, отрицая обвинения в присутствии российских военных на востоке Украины.

Его теперь подозревают в организации еще одной "маскировки" - дестабилизации ситуации в Украине с помощью хитрости - посредством бойцов нерегулярных подразделений и добровольцев, которым разрешен переход через границу России с тяжелым вооружением. В это же время сам Путин громко призывает Киев остановить свое наступление.

Сердце националиста и голова прагматика

Так что же происходит сейчас?

Все может зависеть от того, как Владимир Путин оценивает готовность России и россиян воспринимать дальнейшие санкции, а это более сложная вещь, чем кажется.

По этому поводу в Москве есть две противоположные школы мысли. С одной стороны, националисты и консерваторы, включая тех, кто имеет отношения к обороне и безопасности, считают Запад враждебным и недружелюбным, приветствуя санкции как возможность отдалиться от него.

С другой, прозападные либералы и сторонники реформ полагают, что длительная ссора с Западом станет катастрофой для российской экономики.

На чьей стороне Владимир Путин? Я подозреваю, что своим сердцем националиста он поддерживает противников Запада, однако головой прагматика он вполне может быть на стороне реформаторов. И, возможно, он умело использует эту дихотомию.

Несколько лет назад в интервью Би-би-си его бывший тренер по дзюдо отметил, что одной из основных черт стиля борьбы российского президента является умение неожиданно уклоняться в разные стороны - сначала вправо, а потом влево - что приводит в замешательство его противников.

Возможно, это удачная метафора для обозначения его тактики в политике.

Вероятнее всего, его стратегия заключается в том, чтобы во всех бывших республиках СССР у власти были правители, которые чувствовали бы себя обязанными Москве и не могли бы действовать вопреки ее интересам. Это очень похоже на ключевое представление Путина в отношении безопасности России.

Но если это пока невозможно, то его тактика может заключаться в том, чтобы эти государства оставались слабыми. Однако как этого добиться?

В случае Украины это можно сделать, с одной стороны, идя на определенные уступки, чтобы предотвратить введение Западом по-настоящему болезненных санкций, которые повлияют на образ жизни россиян и, как следствие, на популярность Путина и его шансы быть переизбранным в 2018 году.

Однако, с другой стороны, он может продолжать вмешиваться в события на востоке Украины и где-либо еще, где он не встречает слишком большого сопротивления. Это делается, чтобы ясно дать понять - с Россией и ее лидером не стоит шутить, а точку зрения Владимира Путина нужно принимать в расчет.


Бриджет Кендалл, BBC




Другие новости по теме:
Дойдет ли дело до настоящих санкций? Дойдет ли дело до настоящих санкций?
Для Украины приближается момент истины Для Украины приближается момент истины
Новороссия, Крым и зеленые человечки. Основные тезисы обращения Путина Новороссия, Крым и зеленые человечки. Основные тезисы обращения Путина
 
| |
 
 



Новости







Free counters!