Дело "днепропетровских террористов" разваливается » Медиавектор. Независимое информационное издание
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос

Loading...



Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 


 
 

Дело "днепропетровских террористов" разваливается

30-06-2014, 17:58 | Политика
Дело "днепропетровских террористов"Громкое дело "днепропетровских террористов", организовавших, по версии следствия, серию взрывов в Днепропетровске, Харькове и Запорожье в 2011-2012 гг., разваливается. В марте месяце на свободу были выпущены Дмитрий Рева и Лев Просвирнин за неимением доказательств их вины. Теперь же и один из главных обвиняемых Виталий Федоряк заявляет, что дал показания под давлением и с применением силы.

Суд неожиданно принял во внимание позицию подсудимого и спустя полтора года практически непрерывных судебных заседаний направил дело на дополнительное расследование.

Шито белыми нитками

По сути, показания Федоряка, где он признавал свою вину, составляли основу обвинения в деле "днепропетровских террористов".

Как известно, 27 апреля 2012 года в Днепропетровске на центральной улице города – проспекте Карла Маркса – взорвались четыре взрывных устройства, в результате чего был ранен 31 человек.

А уже в конце мая генпрокурор Виктор Пшонка заявил о задержании 4 подозреваемых — Виктора Сукачева, Виталия Федоряка, Дмитрия Ревы и Льва Просвирнина.

Как утверждали следователи, на группу удалось выйти при перечислении им выкупа в $4,5 млн.

Спустя год в ходе расследования СБУ было установлено, что преподаватель кафедры политологии социально-гуманитарного факультета Днепропетровского национального университета Виктор Сукачев и безработный Виталий Федоряк задумали терракты с целью наживы еще в сентябре 2010 года.

Первый взрыв они попытались организовать в ночь с 11 на 12 августа 2011 года, заложив самодельное взрывное устройство (СВУ) в урну возле здания Днепропетровского областного совета. Но из-за просчетов в конструкции взрывного устройства СВУ не взорвалось.

После этого Виктор Сукачев и Виталий Федоряк организовали взрывы в Харькове и Запорожье, где также оставляли требования денег.

Какое-то время следствие пыталось привязать к делу политическую составляющую через сотрудничество Сукачева и Ревы с депутатом от "Батькивщины", но из этого ничего не вышло. И в ГПУ ограничились финансовой мотивацией преступления.

Изначально в деле было много странностей. Так, записки с требованием денег после взрывов имели поразительно целый вид и нередко обнаруживались милицией только после повторного осмотра места происшествия. А, например, все обвинение в пособничестве Льва Просвирнина строилось на том, что якобы он 14 мая 2012 года купил SIM-карту, используя которую Сукачев выдвигал требования СБУ.

Однако данные проведенной компьютерно-технической экспертизы свидетельствовали о том, что в это время он находился дома с маленькой дочерью и общался по Skype c женой.

Также Просвирнина обвиняли, что в октябре 2011 года он якобы перевез взрывные устройства из квартиры Федоряка в квартиру Сукачева, что также не было доказано, поскольку единственная свидетель четко его опознать не смогла.

Дмитрию Реве вменялось то, что в день взрывов, 27 апреля, якобы выступал в роли наблюдателя в центре города и сообщал Сукачеву и Федоряку о последствиях взрывов, а перед задержанием пытался по телефону предупредить Виктора Сукачева, что к Реве пришли с обыском сотрудники правоохранительных органов.

В то же время адвокаты настаивали, что его вообще не было в районе взрывов, а его задержание было проведено с грубейшими нарушениями законодательства. Выяснилось, что звонок на телефон Виктора Сукачева 31 мая сделал не Рева, а сотрудник СБУ Александр Пилипенко, проводивший обыск. По версии сотрудника СБУ, он просто "попытался установить, кому принадлежит номер".

Тем не менее, набранные на телефоне цифры номера, послужили основанием для задержания Дмитрия Ревы и заключения его под стражу в СИЗО. При этом все жалобы защиты в Генеральную прокуратуру были отклонены.

Во время досудебного следствия и суда Рева и Просвирнин постоянно заявляли о своей непричастности, а Сукачев говорил, что дело фальсифицировано.

Из всех четырех задержанных признательные показания в суде дал только Виталий Федоряк. А его адвокат Денис Гордеев в интервью газете Коммерсантъ заявил, что "единственно правильной и верной позицией защиты есть добиться для Виталия Федоряка как можно более мягкого наказания за совершенное им преступление".

Следует отметить, что адвокаты Дмитрия Ревы и Льва Просвирнина весь процесс пытались держаться стороной от Сукачева и Федоряка, не будучи до конца уверенными в их невиновности.

Они также не раз указывали на то, что как раз Федоряк мог добиться снисхождения следствия благодаря тому, что его брат работает в прокуратуре.

В своих показаниях на досудебном следствии один из главных обвиняемых Виктор Сукачев указывал, что Федоряк инструктировал его по поводу того, какие показания нужно давать в случае задержания. При чем, сделано это было за день до ареста.

По словам Сукачева, Федоряк сказывал, что "с такими показаниями его брат из прокуратуры сможет повлиять на переквалификацию дела и вытащить их".

Поэтому адвокаты Ревы и Просвирнина считали, что Федоряк и был тем человеком, который подвел под монастырь группу университетских товарищей.

"Более того, есть свидетельства Сукачева, что он хотел оставить это дело после первых эпизодов, но ему постоянно угрожали, что если он откажется, то против него будет возбуждено уголовное дело именно Тимуром Федоряком", – заявила на пресс-конференции в прошлом году адвокат Ревы Оксана Томчук.

В то же время никто из адвокатов так и не выдвинул внятную версию, что на самом деле стояло за делом террористов.

Дело почти полтора года рассматривала коллегия судей Индустриального районного суда Днепропетровска под председательством судьи Виктории Игнатенко.

Все это время суд демонстративно отклонял все заявления защиты подсудимых, указывающей на неполноту досудебного расследования, многочисленные неточности, противоречивость показаний свидетелей, отсутствие конкретики в отношении обвинения Льва Просвирнина и Дмитрия Ревы.

Адвокаты последних уже теряли надежду доказать их невиновность.

Смена власти = закрытие дела?

Все резко изменилось после революционных событий зимой 2014 года. 11 марта государственное обвинение вдруг отказалось поддерживать обвинение в отношении Дмитрия Ревы и Льва Просвирнина, что стало полной неожиданностью для самих подсудимых и их адвокатов. 10 апреля соответствующее определение о прекращении уголовного преследования в их отношении вынес и суд. Рева и Просвирнин были освобождены в зале суда.

Как сообщили INSIDER в прокуратуре Днепропетровской области, это стало возможным благодаря тому, что представители гособвинения пришли к выводу о "недоказанности вины части подсудимых в совершении преступлений и необходимости отказа от обвинения в отношении этих лиц".

Однако, как считают собеседники INSIDER, близкие к следствию, истинная причина заключается в серьезных кадровых перестановках, происшедших в Киеве и Днепропетровской области.

Так, еще в конце февраля 2014 года была уволена прокурор Днепропетровской области Наталья Марчук, которая считалась главным куратором дела в Днепропетровске. В Киеве, в свою очередь, потеряли свои посты ряд руководителей СБУ и Генеральной прокуратуры, в частности, заместитель генерального прокурора Виктор Войцишен, контролировавший следствие по этому делу.

"Получилась ситуация, когда дело "днепропетровских террористов" фактически перестало интересовать руководство силовых ведомств", - рассказал INSIDER собеседник, близкий к следствию, - раньше кого-либо освободить было просто нереально, поскольку это означало признать, что следствие, прокуратура и суды ошибались в своих выводах".

А 23 мая в деле возник еще один неожиданный поворот. Федоряк написал письмо суду, в котором заявил, что дал свои показания под давлением.

По его словам, сразу после задержания 27 апреля 2012 года его избили сотрудники СБУ. "В здании управления СБУ можно найти следы моей крови", - уверяет Федоряк.

"Я не создавал террористической организации и не состоял в ней. Я не изготавливал взрывные устройства и не взрывал их", - отметил подусудимый, не уточнив, почему так долго молчал.

Из письма Федоряка

Не будем лукавить, двое обвиняемых, в отношении которых дело на данный момент закрыто, не просто попали под раздачу. Дело откровенно фабриковалось. Определенные подозрения касательно непредубежденности следствия возникли еще во время обыска у меня дома 31 мая 2012 года. Знаете, когда вас бьют опера, предусмотрительно отведя от камеры, а потом угрожают закатать в бетон, начинаешь подозревать что-то неладное.

Несмотря на то, что данное письмо кардинально расходится с показаниями Сукачева, который указал на Федоряка как организатора группы, 24 мая суд неожиданно вынес определение - направить дело "днепропетровских террористов" на дополнительное расследование в связи с "неполнотой и неправильностью досудебного следствия".

Также суд счел, что необходимо проверить, оказывалось ли психологическое и физическое давление со стороны сотрудников СБУ на Виталия Федоряка, которому они якобы пообещали в обмен на признательные показания оставить на службе в прокуратуре его брата Тимура.

Возмущенная действиями суда, прокуратура сразу же подала апелляцию на его определение в суд вышестоящей инстанции. Как сообщили INSIDER в прокуратуре Днепропетровской области, решение суда в ведомстве сочли "необоснованным".

"У прокуратуры имелись ходатайства о допросе в судебном заседании новых свидетелей и приобщении доказательств, которые могли легко устранить выявленные в судебном заседании противоречия, - рассказали INSIDER в прокуратуре.

Также, по данным INSIDER, прокуратура направила соответствующую жалобу в ВККС, что означает серьезные проблемы для председательствующей судьи Виктории Игнатенко.

В случае если апелляция прокуратуры будет отклонена, дело будет направлено в суд и будет рассматриваться заново, уже по Уголовному процессуальному кодексу 2012 года, что означает, что все прежние показания, в том числе и признательные показания Виталия Федоряка, данные им ранее в суде, фактически считаются недействительными.

Учитываться будут только новые показания, и у Федоряка может появится шанс выйти на свободу.


Вячесла Хрипун, theinsider.ua




Другие новости по теме:
Лозинского сдали свои Лозинского сдали свои
Век неволи не видать. Суд освободил Могилевича. Век неволи не видать. Суд освободил Могилевича.
Тмошенко договорилась: Фирташ объявлен в международный розыск? Тмошенко договорилась: Фирташ объявлен в международный розыск?
 
| |
 
 



Новости







Free counters!