Что происходит за кулисами санкций против Коломойского
Контакты: mediavektor.org@yandex.com
 |   |  Обратная связь

Опрос




Календарь
«    Сентябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 


 
 

Что происходит за кулисами санкций против Коломойского

14-03-2021, 11:49 | Политика
Что происходит за кулисами санкций против Коломойского

После введения американских санкций против Игоря Коломойского Mind удалось пообщаться с одним из бывших днепропетровских банкиров, который пожелал остаться неназванным. Украинец, ныне проживающий в США, вспомнил события прошлого, позволяющие понять причины взлета и падения олигарха, который, как казалось год назад, получил в безраздельное пользование украинского президента.

«…В своем официальном качестве губернатора Днепропетровской области Украины с 2014 по 2015 год [Игорь] Коломойский, используя свое политическое влияние и официальную власть для своей личной выгоды, был причастен к коррупционным действиям, которые подорвали верховенство закона и веру украинской общественности в демократические институты своего правительства и общественные процессы…». Так звучит официальное обвинение в коррупции одного из влиятельнейших украинских олигархов Игоря Коломойского со стороны Государственного департамента США от 5 марта 2021 года. Вряд ли можно сказать, что санкции против Коломойского США объявили внезапно.

Первым выстрелом стали обыски Налоговой службы США (Internal Revenue Service, IRS) и Федерального бюро расследований (Federal Bureau of Investigation, FBI) в компаниях группы Optima в Кливленде и Майями, которые прошли 4 августа 2020 года.

В конце мая государственный ПриватБанк подал иск против Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова в Канцлерский суд штата Делавэр (The Delaware Court of Chancery). Согласно данным журналистов, по этому делу начало свое расследование и ФБР. Предпринимателей подозревают в присвоении почти $623 млн, которые они якобы вывели со счетов ПриватБанка через мошенническую схему под названием «Оптима».

И уже 6 августа 2020 года прозвучал «контрольный выстрел»: Министерство юстиции США обратилось в суды с исками о конфискации двух объектов недвижимости стоимостью около $70 млн, которые «были приобретены с нарушением федерального законодательства об отмывании денег».

Если учесть, что все обыски проходили в рамках судебного разбирательства в Канцлерском суде штата Делавэр, инициированного в мае 2018 года ПриватБанком в отношении экс-владельцев Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова и других лиц, можно предположить, что летом прошлого года кто-то из фигурантов пошел на сделку со следствием. Поэтому IRS и ФБР точно знали, где и что искать. И нашли достаточно доказательств, чтобы заявить: экс-совладельцы ПриватБанка Игорь Коломойский, Геннадий Боголюбов и др. «создали сеть организаций для отмывания незаконно присвоенных [денежных] средств».

Публикуем практически без купюр наш разговор с бывшим днепропетровским банкиром, эмигрировавшим в США. Несмотря на анонимность, он был достаточно сдержан как в части воспоминаний, так и в оценке последних событий. Не были названы фамилии, не звучавшие в прессе ранее, хотя, похоже, наш собеседник если и не знает их, то догадывается. Подтверждая предположения, что Игорь Коломойский – это только громкое начало большого пути американских спецслужб по «администрированию» украинских капиталов.

– Насколько я помню, изначально днепропетровцы ПриватБанк не связывали с Игорем Коломойским…

– Формально «ПриватБанк» в 1992 году учредил Союз предпринимателей, предприятий и организаций Днепропетровской области, который возглавлял тогда Юрий Бургутин, известный специалист по эксплуатации АСУ ТП в черной металлургии. Но это была только вывеска для привлечения клиентов из числа «красных директоров». Интересы же главных инвесторов банка представляли Леонид Гадяцкий, водитель Павла Лазаренко (тогда Лазаренко был представителем президента Украины в Днепропетровской области. – Mind) и Леонид Милославский, сын Аркадия Милославского, известного в Днепропетровске еще с советских времен «авторитетного» предпринимателя.

Основной капитал «ПриватБанка» составили деньги ООО «Солм» (код ЕГРПОУ 13419574, сумма взноса в уставной фонд – 2,9 млрд крб. – Mind), ООО «Сентоза» (код ЕГРПОУ 13421602, сумма взноса в уставной фонд – 3,5 млрд крб. – Mind) и ООО «Вист» (код ЕГРПОУ 20299113, сумма взноса в уставной фонд – 3,5 млрд крб. – Mind). 9–10 млрд карбованцев в марте 1992 года стоили около $28–30 млн (по курсу крб/$ на 12.11.1992 это примерно $25 млн. – Mind). Для Милославского-старшего, который контролировал так называемую «Морковку» – нелегальный рынок плодоовощной продукции чуть ли не всего СССР, и для Лазаренко, руководившего тогда Советом агропромышленного комплекса Днепропетровской области, это, конечно, были значительные, но не очень большие деньги.

– И какой статус был тогда у Коломойского?

– Коломойскому в феврале 1992 года только-только исполнилось 29 лет… Никто бы не доверил этому пацану серьезные деньги! «Игорем Валерьевичем» он стал только в конце 90-х, после смерти Милославского-младшего и вынужденной эмиграции Лазаренко (арестован в США в 1999 году. – Mind).

– Иными словами, полноправными распорядителями и основными бенефициарами «Приватбанка» Коломойский и Боголюбов стали только в конце 90-х?

– Именно так. Но «инвестировать» в активы за рубежом, то есть выводить деньги из Украины, они начали раньше. Схема была простая: банк кредитует компанию-«прокладку», та платит деньги нерезиденту якобы за поставку товара, нерезидент «прогоняет» доллары через счета двух-трех-четырех офшорных компаний, потом средства аккумулируют, например, на Кипре или в США, где инвестируют в легальный бизнес. Или «заводят» обратно в Украину для спекуляций на курсе доллара…

– А когда срок кредита истекает?...

– Тогда кредитуют следующую «прокладку», которая погашает долги предшественницы… И так до бесконечности.

– Откуда столько денег?

– Депозиты населения, процентный и комиссионный доходы, выдача заведомо невозвратных кредитов и списание их на убытки, искажение отчетности в зарубежных филиалах и дочерних банках – там, где Нацбанк Украины ничего проверить не сможет…

– Но ни Коломойский, ни Тигипко, ни Боголюбов банкирами не были, откуда они могли владеть этими технологиями?

– Они и не владели! У них были консультанты, чья лояльность была гарантирована круговой порукой или, если так можно сказать, национально-религиозными связями…

– Вы имеете в виду Мордехая Корфа и Уриэля Лейбера, которые упоминаются в исках Минюста США?

– Не только их. Но раз в исках фигурируют именно они, стоит вспомнить этих совладельцев латвийского «ПриватБанка» и членов Попечительского совета днепропетровской синагоги. Эти забавные русскоговорящие ребята то ли из Чикаго, то ли из Бруклина появились в Днепропетровске накануне учреждения «Приватбанка» или сразу после – в 1992 году. С их появлением была связана смешная история.

Известный спортсмен, тренер, строитель и т. д. Юрий Киперман как-то (в 1990 году. – Mind) «пересиживал» в Израиле свои неприятности с украинскими правоохранительными органами и тратил много денег на звонки домой: «Как дела? Как погода? Гроза миновала?» Часто звонил. Много денег тратил. И еще больше завидовал: «Какой же миллиардер занимается таким [прибыльным] бизнесом?» И даже записочку однажды воткнул в Стену Плача: «Хочу заниматься телефонией».

И бог таки услышал Кипермана: в 1992 году в Днепропетровск приехал посланник Любавического Ребе Мотти Корф и Уриэль Цви Лейбер! Днепропетровский ребе Шмуэль Каминецкий отрекомендовал их Киперману. Так в 1994 году буквально «из ничего» они все вместе и при посильном соучастии Валерия Пустовойтенко создали компанию цифровой телефонии «Оптима Телеком», выдавив из совместного американо-украинского проекта корпорацию AT&T…

Следующие пятнадцать лет Корф и Лейбер, а также привлеченные ими специалисты по банкам, финансам и международным расчетам вместе с Коломойским, Боголюбовым, Киперманом и др. делали бизнес в Украине…

А в 2007 году Мотти Корф вернулся в США, где стал представлять интересы Коломойского.

– Успешно?

– Судите сами. Возьмем, к примеру, группу Optima Acquisitions. В 2009 году Коломойский инвестировал в нее $98 млн. В 2010-м компания стала убыточной. А в 2015 году имела задолженность в $175 млн и уверенно двигалась к банкротству. Официально о несостоятельности Optima Acquisitions было объявлено в декабре 2016-го. Но бросить все и выйти из бизнеса Коломойский и его компания не имели возможности: федеральные власти США могли начать расследование о преднамеренном банкротстве. Поэтому адвокаты Optima настояли на подписании соглашения о реструктуризации долгов (заявление было подано в суд 01.06.2017)…

– И где эти $175 млн в 2017 году планировал найти Игорь Коломойский, если «ПриватБанк» был национализирован в конце декабря 2016-го?

– Неправильный вопрос. Коломойский нашел эти $175 млн еще в 2014–2015 годах, когда он был губернатором Днепропетровской области. Вопрос в том, как и откуда эти деньги могли легально «зайти» в США. Если вкратце, то источник средств настолько заинтересовал не только федеральный комитет США по иностранным инвестициям (CFIUS. – Mind), но и IRS (Служба внутренних доходов США. – Mind), а потом и ФБР. Optima Specialty Steel обанкротилась. Национализированный «Приватбанк» подал иск (в мае 2018 года. – Mind) в Канцлерский суд штата Делавэр. Суд привлек к процессу Корфа и Лейбера и начал рассматривать дело по правилам закона RICO (The Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act), то есть фактически обвинил Коломойского, Корфа, Лейбера и др. в совершении уголовных преступлений… Как там было написано? В «создании сети организаций для отмывания незаконно присвоенных [денежных] средств».

– Но причем здесь Корф и Лейбер?

– Мотти был генеральным директором и акционером Optima Specialty Steel и Georgian American Alloys, а Цви – членом правления и акционером…

– И кто-то из них…

– Да, Мордехай Корф пошел на сделку со следствием и «обменял» вероятное многолетнее тюремное заключение на информацию о том, какие и где хранятся доказательства… Ничего удивительного: «Это Америка, детка!» Насколько мне известно, сотрудничать с правосудием Мотти уговорили родственники – он, оказывается, привлек к управлению бизнесом Коломойского в США своего шурина, Хаима Шохета (Chaim Schochet. – Mind). Поэтому нам остается только гадать, что сколько и о ком Хаим, Мотти и Цви рассказали следователям IRS и FBI…

– Почему вы так пренебрежительно об украинских службах?

– А результаты работы украинских правоохранителей где? В сейфе у генпрокурора Венедиктовой? Нет их там! Читайте исковое заявление (о нарушении со стороны США договора с Украиной о взаимной защите инвестиций. – Mind), которое юристы Коломойского подали в международный арбитраж (International Centre for Settlement of Investment Disputes, ICSID. – Mind): «На сегодняшний день прокуратура Украины не предъявила ни Коломойскому, ни Боголюбову никаких обвинений в преступлениях В Украине не возбуждены уголовные дела против Коломойского и Боголюбова Не предъявлены обвинения в преступлениях, вменяемых им Соединенными Штатами, и ни один украинский суд не определил, что эти преступления вообще имели место»!

– И что следует из этого заявления?

– Только то, что Коломойский и его юристы, наверное, не знают: факты, установленные судом США, в Украине будут считаться доказанными! А о том, что уже установлено, можно судить по заявлению Госдепартамента от 5 марта. Статья 7031(c) Закона об ассигнованиях на государственные, иностранные операции и смежные программы говорит о лишении права на въезд в Соединенные Штаты «нынешних и бывших должностных лиц иностранных правительств и их ближайших родственников, о которых государственный секретарь располагает достоверной информацией о том, что они были прямо или косвенно причастны к существенной коррупции»! Дальше расшифровывать?

– Да уж, пожалуйста…

– Читаем раздел №212 Закона США «Об иммиграции и гражданстве» и указ президента США от 12.01.2004. В этих актах – не придирайтесь к моему переводу – указано: «запрещается/приостанавливается въезд в США иностранных публичных должностных лиц, занимающихся взяточничеством, коррупцией, присвоением публичных средств, вмешательством в судебные, избирательные или другие публичные процессы, что привело к серьезным негативным последствиям для национальных интересов США». То же самое относится к их супругам и детям.

Читаем дальше. Госсекретарь обязан каждые 90 дней отчитываться перед комитетом Конгресса по ассигнованиям, международным отношениям и судебным органам о том, кто и на каких основаниях был включен в упомянутый список. Этот отчет делится на две части – общедоступную, которая публикуется на веб-сайте Госдепартамента, и секретную, которая доступная только сенаторам, конгрессменам и прочим чиновникам.

Скажу так, чтобы никого не подставлять… Я могу лишь предположить, что в секретной части доклада можно увидеть еще несколько украинских фамилий. Госсекретарь не обязан публично называть всех, кому запрещается въезд в США. Поэтому кое-кто узнает о запрете непосредственно в момент обращения за визой.

– Будет неприятно…

– Есть и приятные исключения. Если некое лицо, ранее попавшее в запретный список, «будет способствовать достижению важных целей правоохранительных органов США», то визу дадут.

– А если не будет способствовать? И визу просить не будет?

– Тогда читайте ст. 1 Договора между Украиной и США о взаимной помощи по уголовным делам, где в том числе, говорится о «передаче лиц, находящихся под стражей, для дачи показаний или для других целей». Например, для допроса, опознания, выдачи документов и т. д.

– Для такого предположения есть основания?

– Видите ли, в правоохранительных органах США, сотрудники которых хотели бы допросить Коломойского, есть еще Департамент по борьбе с отмыванием денег Министерства финансов (Financial Crimes Enforcement Network, FinCEN). Я, опять же, оговорюсь, что это лишь мои предположения, но FinCEN располагает достаточно полным набором документов о трансакциях на $240 млн, которые прошли через Deutsche Bank в конце 2014 – в начале 2015 годов. Почти все эти деньги были перечислены на счет офшорной компании Claresholm Marketing (BVI).

А что мы услышали в заявлении Госдепартамента? «В своем официальном качестве губернатора Днепропетровской области Украины с 2014 по 2015 год [Игорь] Коломойский, используя свое политическое влияние и официальную власть для своей личной выгоды был причастен к коррупционным действиям, которые подорвали верховенство закона и веру украинской общественности в демократические институты своего правительства и общественные процессы…».

Вместо послесловия

Это интервью не преследовало цель проанализировать события как совсем далеких дней, так и прошлого десятилетия, предшествовавших санкциям. Оно может послужить разве что одним из паззлов в сформировавшийся образ олигарха и провоцирует не терять интереса к делу: ведь те, кто еще пойдут на сделку со следствием, смогут рассказать и о других интересных схемах вывода средств из Украины или их отмывания. Очень похоже, что первым на сделку с американской стороной уже пошел президент Украины, внеся пакет законов о «налоговой амнистии», под которую не подпадает ни один из крупных бизнесменов, занимавших должности, обязывающие к обязательному декларированию.







Другие новости по теме:
Запрет на въезд и обвинения в коррупции: США ввели санкции против Коломойск ... Запрет на въезд и обвинения в коррупции: США ввели санкции против Коломойск ...
Приватбанк: Коломойский и Боголюбов отмыли почти $800 млн Приватбанк: Коломойский и Боголюбов отмыли почти $800 млн
Активы Коломойского заморозили по всему миру по делу Приватбанка Активы Коломойского заморозили по всему миру по делу Приватбанка
 
| |
 
 



Новости




Free counters!

Анализ сайта mediavektor.org